Вержская резьба

Размер шрифта: - +

36

Капля положил на стол конверт.

- Завтра. К одиннадцати утра подъезжай к Мишкиному дому, - сказал Стас, убирая конверт в папку.

- Не надо. Зря ты это затеял. Ему не до денег сейчас.

Стас сделал самое идиотское, что только мог сделать: собрал со всего офиса «материальную помощь» Симонову. И ведь не вдолбишь идиоту, что когда у человека погибла пятилетняя дочь – меньше всего дела ему как раз до этой кретинской «благотворительности». Хотя, похороны нынче – дорогое дело, и, быть может, деньги Мише пригодятся, самое главное – не тыкать ему этим конвертом в нос, едва его увидев в офисе. Надо дать человеку прийти в себя хоть немного. А там уже смотреть, что делать и предпринимать. Капля еле сдерживался, чтобы не обматерить желчного хапугу Стаса, но делать этого сейчас не следовало.

- Так. Оставь пока это дело. Миша сам разберется. Вот смотри, здесь у нас, - Капля ткнул пальцем в планинг, - на девятнадцатое на пятнадцать ноль-ноль встреча с шефом «Генерал-Строй». Ему мы поставляем…

Капля нудно перечислял запланированные – до конца октября – встречи с руководителями и  представителями фирм, с которыми сотрудничал «Реском», давал к каждой встрече пояснения, что с тем Иваном Петровичем надо так-то и так-то, а вон с тем Василием Федоровичем – вот эдак вот, иначе договор не заключат или не продлят, или будут настойчиво сбивать цену, а аргумента «мы не на рынке» эти солидные дяди не понимают, считая, что в таких вопросах, когда совещаются большие люди, уместны любые торги. Умеющая купить слона за копейку и продать вошь за миллион Ольга Симонова лежала сейчас с кучей переломов в больнице, не говоря уже о том, что у них она больше не работала, а значит, Стас нуждался в инструкциях.

- Мише позвони, скажи, оформляешь ему неделю за наш счет, - напомнил ему Капля.

- Да позвоню я! Думаешь, ему самому охота в четырех стенах сидеть? Работа ему нужна! Самый лучший способ не рехнуться.

- Короче, делаешь тогда так: аккуратно, очень аккуратно, ерш твою медь, выясняешь, в каком он состоянии. А дальше уже по ситуации. Не мне тебя учить, Стас. Давай, бывай.

- Ага, - заместитель махнул рукой и погрузился в изучение бумаг.

- И следи за Щекочихиной, чтобы одевалась как подобает. Опять из-за нее влетим на ССБ – выгоню вслед за Ольгой, нехрен тут.

- Кстати, о мамзелях, - ехидно ухмыльнулся Стас, - не ты потерял?

- Что?

Заместитель показал ему слегка помятую книжку в мягкой обложке. Юлия Камелина, «Рисуя нежность» - по книжке видно, что та уже успела испытать нежность мусорной корзины.

- Я такое дерьмо не читаю, - покачал головой Капля, - спроси старушку Марго, может, она потеряла?

- А напрасно, Николай Алексеевич, напрасно не читаешь. Девушка дело пишет, - заместитель все с той же масляно-ехидной ухмылкой помахал ему книгой, - я тут полистал немного. Ладно, раз не твоя, оставлю себе.

- Дело? Да не смеши!

- Значит, все-таки читаешь такое дерьмо? – подловил его, как детсадовца, Стас. Капля, чувствуя, что краснеет, промямлил:

- Ну, полистал, проверил, что такое. Бред сивой кобылы какой-то – я и выкинул. У меня на даче полный книжный шкаф такого хлама, надо бы выкинуть, да все руки не доходят.

- Величайшее преступление, Николай, жечь и выбрасывать книги. Даже если ты считаешь их дерьмом.

- Это не книги, а словоблудие и графомания. Книжку – в топку, Юльку – в Вержский монастырь на перевоспитание. Сразу в монахини постричь, чтобы не сбежала.

- А они все и рады, - хмыкнул Стас, - Вержский монастырь, на минутку, мужской. Туда и на паломничество одни мужики ездят, коли ты не знал.

Это да, это Капля, никакой веры не исповедующий и святых для православных мест не посещающий, упустил этот момент из виду. Впрочем, он вообще забыл, чей он там, этот Вержский монастырь. Слишком много всего вержского кругом: сувенир, резьба, монастырь…

Он вспомнил про безумные узоры из дуг с рублеными концами, зигзагов, кругов с вырезанными секторами и пятиконечных звезд, больше всего похожие на телезаставку начала девяностых – это вержская резьба. Именно так выглядят наличники, которые Оксана хочет продавать через их фирму.

- Тебе книжка не нужна – может, кому другому понадобится. Что ты раззуделся, Николай? – развел руками Стас, - мы в свободной стране живем, читай что хочешь и других в этом праве не ограничивай.

- Ты хоть знаешь, о чем она пишет? Что надо идти на поводу у своих придурей, вместо того, чтобы их искоренять, нормальным человеком становиться, бороться за то, чтобы стать лучшим, детей рожать и воспитывать с теми же установками, да что там, она говорит, что когда баба первая к тебе подходит – это хорошо, она, типа, лучше чувствует! Это вообще нормально, по-твоему? – зарычал Каплин.

- Почему же ненормально?

- Да потому что идет вразрез со всеми мировыми установками!

- Коля, - усталым голосом произнес Стас, сложив руки в замок на столе, - на далеких жарких островах есть племена, которые до сих пор голые ходят. Никто не умер.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться