Вержская резьба

Размер шрифта: - +

42

Оксана, погрузившись в изучение марийского костюма, не заметила, как проехала свою остановку: где она села на 95-ю, Капля не запомнил, а сама она опомнилась лишь за пять остановок до областного военкомата.

- Вот видишь, тебе это пользы пока не принесло, а вред – уже: увлеклась и прощелкала остановку, - слегка смущенно выстрелил «подтверждением» бесполезности такого чтива Капля.

Она покачала головой.

- Вред, несравнимый с твоим подходом. Какой кошмар, проехала остановку. Зато не гроблюсь на осточертевшей работе ради того, чтобы другие сказали «вот молодец мужик». Ну, в моем случае – не мужик, но примерно то же…

- Тебе вообще бы работать не следует. Дома сидеть, детей воспитывать.

- Ты еще и домостроевец, Никола? – цокнула она языком, пряча книгу в рюкзак. – Плохо, очень плохо!

- Почему?

- Потому что найти такую женщину, которая, во-первых, согласится с твоими требованиями, а во-вторых, будет с ними согласна еще долгие годы и не подумает, что где-то ее надули, очень сложно. И ты и свою жизнь попусту прощелкаешь, и ей испортишь, - пожала она плечами, - так, ты вроде хорошо сетку маршрутов знаешь, может, подскажешь, где здесь можно пересесть на что-нибудь...

- Знаешь, у меня есть план. Мы доедем до конца, а на Неверцев овраг я тебя отвезу на своей машине, - предложил Капля, - она около областного военкомата осталась, я часто оттуда стартую.

- Если ты считаешь, что тебе от этого будет лучше, то давай так, - согласилась она, снова извлекая книгу из рюкзака, - вижу, ты уже над чем-то задумался в своей жизни, это хорошо.

- Кем был твой муж? – спросил Капля.

- Человеком, - кивнула Оксана.

- Ну, понятно, что не шимпанзе. По жизни кем он был? На кого учился, кем работал? Чем так привлек, что ты пошла за него, хотя он намного младше?

- Полтора года – это намного?

- То есть… Тебе всего… двадцать пять? – сосчитал Капля. Он успел запомнить, что этот загадочный человек родился в октябре девяносто третьего: минус полтора года – получалась весна девяносто второго.

- Да, все верно. Девяносто второй, двадцать второе марта.

- Не знаю, для меня – много.

- Никола, то, что считается разумным тебе, может не считаться таковым мне. Ты еще не понял?

- Понял. Но в таких вопросах…

- …полагаться надо на немного другие вещи, - подняв палец, закончила за него Оксана, - ладно, отвечу так, как ты хотел. Автомехаником он был. Работал в автосервисе. Самый простой пролетарий. Из тех, кого ты считаешь чернью, не добившейся успеха, хотя они иногда больше тебя в месяц поднимают.

- Автомеханики? Да не смеши.

- Доказывать не буду, это не имеет значения. Проверишь сам. А потом его забрали в армию, - медленно, почти по слогам, произнесла Оксана, отверувшись от книги в окно. Потом, помедлив, закончила, - а оттуда уже он вернулся, не зная, что он вернулся. Точнее, его вернули.

- Что с ним произошло?

Она ответила не сразу.

- Я не знаю. Сказали, несчастный случай. Никаких деталей не раскрыли «в интересах следствия». Четыре месяца как забрали, и – вот.

- И ты даже не пыталась выяснить?

Оксана развела руками.

- Что я могу сделать? Чем я могу их напугать?

- А его родители? Хотя… у таких родителей, которые что-то могут, сын автомехаником работать не будет…

- Он сирота.

Капля решил промолчать на это. Еще две остановки они проехали молча.

- Ты только в машине не читай, - предупредил ее Капля.

- Почему?

- Я каждую ямку объезжать не буду, а когда книга все время трясется при чтении – вредно для глаз.

- Давай я сама разберусь, что для меня вредно, а что нет. Ты вон вообще считаешь, что я не должна это читать, так почему я должна тебя слушать? – Оксана резко встала, сунула книгу в рюкзак, - не надо меня подвозить, я доеду сама.

- Как?

- Как-нибудь доберусь, не в тундре живем. Такси вызову, на худой конец.

- Брось. Тебе не придется тратиться, я довезу бесплатно. Это же из-за меня, наверное, ты пропустила остановку, - пробормотал растерянно Капля.

- Почему из-за тебя?

- Ну, я настолько мерзок и неинтересен, что ты предпочла читать. Зачиталась, стараясь отгородиться от меня, и пропустила.

- Ты не мерзок. Ты еще действительно мерзких людей не видел. Вроде твоего зама…

- А что с ним не так?

- Да не умеешь ты людей чувствовать, Никола. Ты вообще очень поверхностный. Этот тип при первой же опасности прячет свой зад, как он спрятал, почуяв проблемы у вашей фирмы.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться