Весна художника

Размер шрифта: - +

глава одиннадцатая

Глава 11

Вернувшись к друзьям в самых растрепанных и весьма противоречивых чувствах, Ефим понял, что команда вела весьма ожесточенный спор. Все, кроме скромно сидевшей в уголке Елены накинулись на Андрея и Мари, которые всеми правдами и неправдами пытались отбиться от ребят.

Присев рядом с блондинкой, Ефим нахмурился и спросил у нее:

- Что это с ними?

- Если бы я знала, - покачала головой Волкова, - Все почему-то набросились на Машу с Андреем, и начали в чем-то обвинять. Прозвучали слова «свадьба» и «зажали».

- Ах это, - протянул Грозный, - Я-то думал, что-то действительно серьезное.

Елена, наблюдавшая за другом, чуть нахмурилась. Она почувствовала перемену в его поведении и настроении – то, как он мрачно смотрел на всех, и при то не видел никого, кусал губы и напряженно размышлял о чем-то.

- Что-то случилось? – прямо спросила она, протягивая руку и дотрагиваясь до его сжатой в кулак ладони.

Чуть вздрогнув, Грозный вынырнул из своих мыслей и торопливо кивнул.

- Да, просто задумался. Ничего серьезного. Эй, остолопы! – позвал он друзей громко, - Что за сыр-бор вы тут устроили?

- Мы пытаемся убедить наших молодожёнов оплатить банкет! – заявил Дима.

- А я считаю, что наш коротышка немного обнаглел! – парировал Андрей, усмехаясь, - Или он, делая сальто, приземлился не на ноги, а на голову.

- Ничего подобного! Вы ведь зажали свадьбу и банкет!  - к спору подключился и Демид, - Сколько раз мы вам предлагали собраться и отметить? Почему бы не сейчас? Мы все здесь, вместе, у нас накрыт стол, и мы можем, наконец, поднять бокалы за новую ячейку общества.

С этим чета Данчук спорить не могла. Поэтому, взяв в руки стаканы – рыжая, понятное дело, пила сок, как и Елена – Маша и Андрей приняли и поздравления, и объятия от своей второй семьи.

- В таком случае, - прервал всеобщее ликование Ефим, кивая на танцпол, – Я требую и первый танец молодых.

Словно услышав его слова, ди-джей сменил трек, и вместо чуть агрессивной мелодии в стиле хаус по залу полилась чуть более нежная и даже почти трепетная мелодия. Услышав которую, все парни в один голос начали орать и требовать дуэт.

- Только не такой, как был в Праге, - широко усмехнувшись, сказал Кирилл, подмигивая брату.

Показав близнецам средний палец, Андрей всё же кивнул и, протянув руку супруге, дождался, пока она не положит чуть вздрогнувшие пальчики в его ладонь. После чего, сделав еще один глоток из стакана, в котором плескался виски, смешанный с колой, потащил супругу к толпе танцующих людей. Им в спину неслись довольные крики и улюканья.

- Наблюдай за ними, - посоветовал Ефим Лене, - Это всегда очень красиво и непредсказуемо.

Кивнув, блондинка обратила свой горящий любопытством взгляд на молодую пару. Которая, услышав первые слова песни, подняла друг на друга взгляд, синхронно улыбнувшись. Кажется, песня и мотив понравились обоим.

«Говорят,

Эта безумная жизнь

Полна чудес, она прекрасна!

Во всех уголках мира

Люди видят,

Как я улыбаюсь, как я смеюсь»*

Чуть сжав ладошку супруги, Андрей резко закрутил ее, благодаря Демида, который когда-то давно вбил в его голову и тело базу классического танца. И сейчас, притягивая в изящном развороте тоненькую и хрупкую Мари к себе, он чувствовал, как она доверчиво льнет к нему, подстраиваясь под движения и не переставая ловить ритм.

«Но я хотел бы всегда прятать тоску

В глубине своей души.

Об этом написано в моих песнях.

Так что можешь сказать, что здесь что-то не так,

Но я просто счастлив...»

Чуть-чуть хип-хопа, который причудливо вплелся в почти балетные па, когда Данчук чуть приподнял Мари над собой, обхватив бедра широкими ладонями. Поддержка – и толпа расступилась, уступая место танцорам. Которые двигались, не сводя друг с друга горящих глаз.

«Когда обнимаю тебя,

Когда ты рядом со мной,

Я тону

В глубине твоих голубых глаз,

И я чувствую,

Как ты крепко спишь рядом со мной»

Ефим каким-то краем сознания отметил, насколько им всё же подходит мелодия – Андрей действительно потонул в глазах Мари, как только увидел её. И хоть он отказывался это признавать, но это был общеизвестный факт – эта девушка покорила его с той секунды, когда перешагнула порог их студии.

И, прижимая ее к себе в этом импровизированном танце, в котором причудливо смешались самые разные стили – от мамбы и вальса до хип-хопа и денсхола – Данчук понимал это. Как и окружающие люди, наблюдавшие за безумно нежным и пропитанным искренним чувством танцем.

 

«Люди правы,

Я – счастливчик.

Небеса выбрали меня.

Благодаря им я стал тем, кем я являюсь сейчас.

Я улыбаюсь, я смеюсь.

Но я хотел бы всегда прятать тоску

В глубине своей души.

Об этом написано в моих песнях.

Так что можешь сказать, что здесь что-то не так,

Но я просто счастлив...»

- Они такие красивые, - негромко сказала Елена, но Ефим услышал её.

Повернувшись, он увидел, как она наблюдает за его друзьями. В ее взгляде смешалось всё – радость, восторг, уважение, поклонение чужому таланту. Но вместе с тем в самой глубине глаз Грозный уловил и другие эмоции – грусть, тоску и сожаление. Почему так? Откуда в этой девушке столько противоречий? Как она могла быть несчастна, когда имела практически всё то же, что и Мари, вот только этот брак был подкреплен еще весьма большим финансовым состоянием?



Анастасия Малышева

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться