Весна художника

Размер шрифта: - +

глава четырнадцатая

Глава 14

- Фимыч, твою мать, соберись!

Глухо рыкнув, я поднялся на ноги, потирая ушибленный локоть. Демид смотрел на меня, качая головой, и я ненавидел то чувство жалости, которое плескалось в его глазах.

- Да что с тобой происходит? – выдохнул он, закатывая глаза, - Ты и двух движений связать не можешь!

- Всё нормально, - отозвался я, поднимаясь на ноги.

- Нет, не нормально. Ты рассеян, витаешь где-то не здесь и, кажется, вообще не стараешься. И всё с тех пор, как эта блондиночка отшила тебя.

- Даже не начинай, - рыкнул я, чувствуя, как снова начинаю заводиться.

- Мне бы и не пришлось, если бы ты не был такой тряпкой! Два месяца прошло, Ефим! Два! Не пора ли уже взять себя в руки и перестать напоминать бесформенный мешок с дерьмом?!

Подскочив к другу, я толкнул его, прижимая к стене и уже занес было руку для удара. Но, поймав его взгляд, понял, что он только этого и ждал. Кот был моим самым близким другом, который знал меня, как облупленного. И в данный момент Дэм был готов помочь мне выпустить пар любыми способами. Даже подставив свое лицо.

Вся правда в том, что именно так я и мог дать своим эмоциям выход. Говорить – это не мое. Мне нужно всегда действовать. И те десять недель, что прошли с момента нашей последней встречи, которую я иначе, кроме как свиданием назвать не могу, они были просто полны скрытого безумия. Я размяк. Буквально.

Закончив работу над дизайном кафе – кое-как, потому что вдохновения мне явно не хватало – я впал в апатию. Не танцевал, не рисовал, просто существовал. Зависал сутками в мастерской, перед чистым холстом и пытался заставить себя что-то нарисовать. Пару раз даже брал в руку кисть, но тут же отбрасывал её в сторону, словно она обжигала мою кожу. Но на самом деле, стоило признать одну простую истину – вдохновение окончательно покинуло меня. Как и желание творить и хоть что-то делать.

Вот только моим друзьям на мои душевные переживания было глубоко наплевать. И я их понимал. В конце января мы всегда начинали готовиться к новым соревнованиям. Да, в прошлом году мы взяли золото, но это не значило, что нам можно было расслабиться и почивать на лаврах. Тем более, мы в этом году были принимающей стороной. И хоть от участия как такового наша команда отказалась, нам предстояло открывать «Битву первых», и выступать в каждом туре, подтверждая свое лидерство.

Умом я это понимал, но вот тело было очень сложно заставить работать. Да и эмоциональный фон оставлял желать лучшего. Например, я всеми силами боролся с желанием послать друга в далекое и пешее.

А тот словно и не чувствовал опасности. И даже когда я держал его за грудки, он продолжал говорить.

- Ну, давай, ударь меня за правду, - усмехнулся мне Кот, прищуриваясь, - Так сложно признать, что ты не нужен единственной девушке, которая сумела забраться в твое сердце?

- Не перегибай, - прорычал я глухо, чувствуя, как внутри меня поднимается что-то большое и очень тёмное.

- А то что? Заплачешь? – нет, этот идиот явно решил записаться в смертники, - Будешь плакать и прижиматься ко мне, причитая, что девочка тебя обидела? Тряпки – они ведь так поступают? Я просто не в курсе.

Тряхнув Демида, я приложил его спиной к стене, заставляя замолчать, пока я реально его не покалечил, но тот и не думал затыкать свой фонтан.

- Или давай ты просто напьешься и позвонишь ей, чтобы наорать и сказать, что она – дрянь, которая испортила тебе, прекрасному и доброму, всю жизнь, а сама ушла к своему очень богатому мужу.

- ЧЁРТ!

С глухим криком я занес кулак и ударил…нет, не Демида, хотя он очень старался, провоцируя меня. И я действительно целился в его смазливую рожу. Но в последнюю секунду мне удалось взять тело под контроль, и мой кулак впечатался в стену буквально в паре сантиметров от его уха. Правую руку обожгло, и я глухо застонал от боли, тут же выпуская Котова и прижимая конечность к себе.

- Ну что, легче стало? – спокойно спросил Дэм, поправляя футболку и делая ко мне шаг.

- Нет, не стало! – огрызнулся я, - Нахрена ты это вообще делаешь?

- Помогаю тебе, - пожал плечами друг, - Мне известен только этот способ. Ты копишь что-то в себе, потом ищешь выход эмоциям. Обычно это выражается в танце, но тут явно нужно было что-то посерьезней. С другой стороны, ты так долго никогда ни на что не злился.

- Дэм, я не нуждаюсь в этом.

- Это не так, - всё также спокойно отозвался Кот, - Послушай, я твой друг. Всегда был им и буду. Но я не смогу помочь тебе, если ты продолжишь закрываться от меня. Ты вредишь себе. Еще немного – и бухать начнешь.

- До такого точно не дойдет, - покачала головой я.

Попытался разжать кулак и зашипел. Черт, больно.

- Ты не можешь быть в этом уверен, - возразил Демид, - И я тоже. Посмотри – ты уже разрушаешь себя. Поговори со мной.

- О чем тут говорить вообще? Меня бросила девушка, и я…чуть расстроился.

- Ну, давай начнем с того, что она не была твоей девушкой, - мой злобный взгляд друг успешно проигнорировал, - Соответственно, она не могла тебя бросить. А даже если и так – чувак, это всего лишь девушка. Никто же не умер.

- Она не просто девушка, - тихо сказал я, садясь прямо на пол, - Я ее люблю.

- Оу… - выдохнул Кот, который такого расклада точно не ожидал.

- И каждый день – я будто умираю внутри. Понимаю, что это глупо и я веду себя, как сопливая школьница, но я правда не знаю, как взять себя в руки. Всё вокруг кажется таким…пустым что ли.

- Почему  ты не сказал мне этого раньше? – спросил Демид, садясь рядом со мной, - Фимыч, мы ведь как братья. Знаю, обычно я – тот, кто вываливает на тебя все новости и проблемы, но никто не умрет, если один раз мы поменяемся местами. Я могу быть суровым старшим братом, правда.



Анастасия Малышева

Отредактировано: 23.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться