Вести с севера

Font size: - +

Глава 3 Часть 2

Спустя пять минут после отъезда отца, Оливер уже сидел в своей спальне укутанный одеялом и пожирал взглядом Антологию. Свет на потолке ярко мерцал, освещая небольшую комнату и играя тенями. Огромный шкаф нависал над кроватью, следя за ним сквозь черные проемы между дверцами. Закрытое на ставни окно поскрипывало в такт завыванию ветра. Особенно сильные порывы временами проскальзывали сквозь щели и слегка касались висящих на стене грамот, за достижения в учебе.

Оливер всегда с головой погружался в изучаемые предметы, отчего имел самую высокую успеваемость в классе.

К несчастью, природная усидчивость не могла компенсировать физическую недоразвитость тела: его рост составлял всего лишь сто двадцать четыре сантиметра (самый низкий в классе), а чрезмерно худощавое тело нередко оказывалось предметом насмешек со стороны одноклассников.

Успехов на уроках физкультуры у него попросту не было, однако учителя стабильно ставили ему «отлично», чтобы не портить его общие оценки. И это являлось дополнительной причиной для неприязни среди одногодок.

- Они ничего не понимают… Эти тупицы… - Прошипел сквозь зубы Кхан.

Память о тревогах и боли школьной жизни невольно вырвалась наружу.

- Да кому нужна ваша дружба?! – Крепче сжав Антологию, он вновь углубился в чтение, но не видел ни одной буквы: перед его глазами стояли события почти трехлетней давности.

При поступлении в школу, в самый первый день, у трибуны выступал выпускник. Его образ до сих пор сохранился в памяти: высокий, поджарый, с отрешенным лицом, как будто смотрящий мимо этого мира. Увиденный человек быстро превратился из обычного парня в могучий символ стремлений Кхана.

Лучший ученик среди всех школ их округа. Его достижения распространялись не только на сухие предметы, но и на спорт: он неоднократно становился финалистом олимпиад по легкой атлетике.

Будто сошедший со страниц столь любимых Оливером историй о воинах древности, выпускник возвышался над всеми, окруженный лаврами славы и почета. Однако не сила и ум, сами по себе, высекли в разуме Кхана его в качестве маяка.

Парень получил грант на учебу в лучшем университете страны, что находился вблизи утеса Стипфол. Утеса, проводящего с запада естественную границу между городской чертой и Заповедным Северным Лесом!

 Это и было тем, что по-настоящему поразило Оливера. Вот он, его шанс! Если он будет учиться лучше всех, то по окончании школы, сможет уехать на север и увидеть бабушку, по которой так скучает! При этом долгосрочная перспектива не смущала его, потому что только так он мог своими силами как-то повлиять на исполнение желания.

Еле слышный шелест достиг ушей Кхана. Замутненный разум вернулся обратно в спальню. Из раскрытой книги на него со злобой всего мира уставилось отвратительное существо, похожее на собаку, но имеющее лишние конечности и осмысленный человеческий взгляд. Внизу значилось имя: «Мархосиас».

Странный звук повторился.

Оливер вскинул голову и с напряжением вгляделся в пространство перед собой. Вокруг - самая обычная комната: все на своих местах, но, при этом, ощущение тревоги не хотело его покидать, предупреждая о чем-то важном.

Понимание навалилось, пуская волну дрожи по спине.

Последние дни, нечто глубоко внутри не давало ему покоя. Но пока не раздался этот звук, Кхан просто не осознавал одной важной мелочи!

Все это время не хватало звука, ставшего столь привычным...

Шелест ткани.

Преследуя его почти все время, он отчего-то исчез. А теперь так же неожиданно вернулся.

Доверившись своим чувствам, Оливер прислушался: с улицы доносился шум ветра и треск веток, которым в комнате вторили шуршание грамот и…

Кхан резко обернулся к шкафу. Мышцы на запястье свело, отчего указательный палец задрожал, будто указывая в ту сторону. Где-то на еле уловимом, чуть заметном уровне, словно ощущая это кожей, он почувствовал, как от шкафа повеяло аурой враждебности.

Перед глазами промелькнули отрывки прочитанных страниц Антологии, всплыли фразы и образы. Оливера слегка качнуло, как от головокружения. Шкаф гипнотизировал и притягивал, приоткрытые дверцы желали быть раскрытыми.

Кивнув, Кхан медленно сполз с кровати и двинулся к источнику опасности. Эта неслыханная храбрость заставила его протянуть руку и открыть дверцу. Он впервые сделал шаг навстречу страху, а не против него.

А затем…

На него взглянул абсолютно ничем не примечательный отсек для верхней одежды. На этом смелость закончилась: вернулось ощущение реальности. Как пробудившись ото сна, Оливер обнаружил себя стоящим внутри шкафа, и давящим руками в его заднюю стенку, будто пытаясь открыть заклинившую дверь. Наваждение пропало так же быстро, как и пришло (что это было?). Отшатнувшись, Кхан споткнулся, вываливаясь из шкафа, и чуть не завалился на пол.

В этот момент нечто справа от него, возле входной двери, начало скрести по стене.

Последние крохи «сонливости» покинули Оливера, и он тут же запрыгнул на кровать, и, прижав к себе Антологию, плотно завернул себя и книгу в одеяло.



Александр Оларь

Edited: 22.08.2017

Add to Library


Complain