Вестник

Размер шрифта: - +

1

 

 

 

Я никогда раньше не охотился на песчаного краба, но все когда-то бывает впервые. Моя первая попытка не принесла успеха. Я пожадничал, замахнувшись на крупную самку, в которой мяса было столько, что его хватило бы на целую неделю. Она была одна, казалась беззаботной и беспомощной. Я попытался и был близок к победе, но эта стерва призвала подмогу, и я едва унес ноги, когда крабы атаковали меня со всех сторон. Один из них пробил мне голень клешней, поэтому вместо обеда пришлось заняться перевязкой раны. К тому же в результате длительного забега от разъяренных ракообразных к чувству голода добавилась еще и жажда. Ничего хорошего, если учесть, что последний глоток воды я сделал еще на рассвете, окончательно опустошив походную флягу.

Я мог бы пристрелить добычу, решив тем самым насущную проблему. Беда в том, что в моем револьвере оставался только один патрон. А что потом? Мне предстоял еще долгий и опасный путь по едва знакомой местности. Два предыдущих дня показали, что выжить в этой глуши без оружия очень проблематично, но дело даже не в этом. Последний патрон – это святое. Как человек здравомыслящий, я берег его для себя. Потому что в этом мире очень часто случаются ситуации, когда смерть – не самое худшее, что может случиться с человеком.

Я и прежде замечал, что голод неплохо стимулирует мыслительный процесс. Вот и на этот раз мне в голову пришла идея, которая просто не могла появиться на сытый желудок. Вместо того чтобы бросаться на краба с голыми руками, я решил заманить добычу в ловушку. В качестве приманки я использовал бешеный ананас, на который наткнулся случайно, когда искал воду среди скал. Это округлое сочное на вид растение, прячущееся от палящих лучей солнца под толщей песка, на вкус было той еще гадостью и воняло соответственно. Но крабам оно нравилось. И я не мог их в этом винить, потому что Пустошь не отличалась особым изобилием пропитания. После некоторых манипуляций я поместил ананас на видном месте, а сам спрятался за камнями и замер.

Ждать пришлось недолго. Разогретый солнечными лучами, ананас раздулся и пронзительно запищал. Это был сигнал для краба, который он просто не мог проигнорировать.

Приманка сработала: я заметил, как вспучился песок, и сначала наружу показались два глаза, а потом и весь краб целиком. Выбравшись из песка, ракообразный поспешил на зов. Он не зря торопился. Во-первых, его могли опередить более резвые сородичи. А во-вторых, пройдет совсем немного времени, и ананас попросту взорвется от распиравшего его давления, разбросав по округе семена новой жизни. А краб, как и я, очень хотел кушать.

Я прятался за камнями и наблюдал за существом, которое, приподняв над землей массивные клешни, спешило на обед. Я затаил дыхание, когда торопыга пересек невидимую границу, оказавшись вблизи заветной цели. И ловушка сработала. Появившееся словно неоткуда пламя окутало тело ракообразного, уже готового вцепиться клешней в ананас. Плод не выдержал жара и взорвался. Пронзительный надоедливый писк прекратился. Зато завизжал охваченный огнем и вмиг покрасневший краб. Он заметался по песку, отполз в сторону и издох.

Он все еще дымился и местами горел, когда я покинул укрытие. Теперь мне приходилось спешить, пока не появились другие желающие полакомиться печеным крабовым мясом.

Да, Гриль – страшная штука. Мне доводилось видеть, как его жертвами становились люди. Это была верная смерть. Поэтому, странствуя по миру, всегда нужно было смотреть себе под ноги и знать на зубок характерные признаки приближения к той или иной аномалии.

Мне они были знакомы почти все. «Почти», потому что время от времени появлялись новые разновидности аномалий, о существовании которых многие узнавали только после того, как переступали их границы. Но Гриль был известной напастью, к тому же довольно распространенной. Даже ребенок знал, что, если заметишь легкое марево над землей и кружащиеся в воздухе искорки – значит, рядом Гриль. Такое место даже в темноте можно заметить. Словно живой, он реагирует только на движущиеся объекты. Говорят, что его можно преодолеть, если идти о-о-очень медленно. Лично я не проверял – ни к чему, если его можно обойти. В крайнем случае, есть еще один метод. Будучи активированной, эта аномалия пышет жаром с полминуты, а потом выдыхается и гаснет. После чего ей требуется несколько секунд, чтобы набрать силы и снова стать активной. Именно в этот момент она безвредна, и можно легко пересечь опасный участок. Таким макаром мне доводилось преодолевать целые поля, оккупированные Грилем, прихватив с собой лишь горсть камней. Метод простой: наметил маршрут, набросал камней в определенной последовательности, а потом только не зевай и рви когти…

Краб об этом, похоже, не знал или очень кушать хотел, за что и поплатился.

Поглядывая по сторонам, я беззаботно приблизился к прожаренной тушке – благо членистоногий успел выползти за границы аномалии. Для начала присыпал его песком, чтобы сбить огонь, подождал немного, пока он остынет, а потом, отделил клешню от тела и с помощью ножа, но не без труда, пробил дырку в прочном хитине. Сок был горячим и приятным на вкус. Еще вкуснее он был бы с солью, но ее у меня не было. В результате Переноса у меня при себе вообще мало что осталось: полфляги воды, нож и револьвер с четырьмя патронами, три из которых я уже израсходовал и еще кое-какая мелочь. Хорошо еще шляпу не потерял без нее под палящим солнцем – просто беда.

Утолив жажду, я продолжил ковырять хитин, обнажая аппетитные куски бело-розовой мякоти. Несмотря на то, что краб был детенышем, чистого мяса в клешне оказалось не меньше килограмма. С учетом второй клешни о пропитании на сегодняшний день я мог не беспокоиться. А завтра…

Вот завтра я об этом и подумаю.

Я слишком увлекся смакованием нежного мяса и не заметил приближающейся опасности. Она нависла надо мной тенью, и только приобретенная с годами сноровка позволила мне избежать верной смерти. Словно тугая пружина, я оттолкнулся от земли и ушел в сторону кувырком. На то место, где я только что сидел, рухнул увесистый камень, едва не размозживший мне голову. Опасность появилась со стороны солнца, и я разглядел ее лишь тогда, когда она заслонила собой яркое светило.



Крис Кельм

Отредактировано: 25.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться