Вестник

Размер шрифта: - +

11

 

 

Очнулся я в пустом помещении с небольшим окошком под потолком. Судя по всему, они засунули меня в подвал… Кто они? Наверняка, бандосы, один из которых и вырубил меня ударом приклада. Голова раскалывалась, лоб чесался от запекшейся крови. Но в остальном я был в порядке, если так можно говорить в сложившейся ситуации. А она была незавидной. Весть о смерти Шаха, наверняка, уже достигла ушей Палача. Как и то, что непосредственное участие в убийстве приближенного Олега Павловича принимал некто Вестник. Обитатели Ветряков были обречены. Возможно, не сейчас, но рано или поздно. А Вестник – вот он лежит, тепленький. Пока. И судьба его была легко предсказуема. Вопрос лишь в том, захочет ли Палач лично поквитаться за Шаха или удовлетворится головой Вестника, которую ему привезут его шестерки? В первом случае я поживу еще немного. Во втором же смерть могла прийти в любой момент.

Морщась от головной боли, я прислушивался, пытаясь понять, где в данный момент ошиваются бандиты? Один из них, походу, находился где-то неподалеку, в коридоре, отгороженном от меня решеткой. Я слышал, как он сопит и покашливает, гремит чем-то, не совсем рядом, а на каком-то отдалении. Еще одного, вернее, его ноги, я увидел в окно, когда он проходил мимо. Добротная обувка - почти новые берцы,- легкая походка, знакомое позвякивание автомата о металл на разгрузке. Стоило мне подумать об остальных, как откуда-то сверху донесся гогот в пару глоток. Точное количество бандосов было трудно определить, поэтому я остановился на том, что их больше трех.

Что мне это давало?

Ровным счетом ничего. Даже если бы поблизости никого не было, выбраться из подвала не представлялось возможным. Окошко еще куда ни шло – небольшое, но достаточно просторное, чтобы через него можно было протиснуться. Но его закрывала решетка, надежно вмурованная в стену. Вместо двери так же была решетка из толстых прутьев с навесным замком.

Мне не связали ни руки, ни ноги, поэтому я смог подняться. Первым делом тихо приблизился к выходу, насколько это было возможно, осмотрел узкий сумрачный коридор. Охранник находился где-то справа. Судя по звукам, он принялся чистить автомат и при этом гнусаво напевал о том, как с небольшого ручейка начинается река. Слов песни он не знал, поэтому зациклился на припеве, повторяя его снова и снова. И со временем это начало раздражать.

Я осмотрел замок. Массивный, прочный, такой голыми руками не откроешь. И своротить его без фомки не получится. Переместился к окну, подергал решетку.

Дохлый номер…

Мои вещи забрали. Я пошарил по карманам – пусто. Выгребли все подчистую. Побродил по камере, но не нашел ничего подходящего – лишь пожелтевшие газетные обрывки, втоптанные в бетон, да мышиный помет.

Сдаваться я не собирался. И терять мне было, в общем-то, нечего. И раз уж суждено умереть, то не беспомощной овцой под ножом мясника. К тому же выбор у меня был не особо велик, и план действий сложился на раз. Однако для начала я решил прояснить пару интересовавших меня вопросов и позвал певца:

- Охрана! Охрана, твою мать!

Гнусавый заткнулся, прислушиваясь. Потом быстро собрал автомат и неторопливой походкой приблизился к моей камере.

Это был мужик лет тридцати с небольшим, в спортивной куртке с капюшоном, в добротных, практически вечных штанах из брезентухи. На ногах ботинки, на голове развернутая козырьком назад кепка, в руке АКСУ.

- Какого хрена?- спросил он, задиристо дернув массивной нижней челюстью.

- Че за беспредел, братуха?! За что повязали? Кто вы вообще такие?- заговорил я на понятном ему языке. Решил для начала закосить под дурачка - типа не при делах, то да се.

- А ты сам кто будешь?- снова дернул челюстью «братуха».

- Путник я, в Город Пророка иду. Я здесь раньше не бывал, зашел вот посмотреть, что да как – может поживиться чем удастся? А вы меня по голове и на подвал.

- Не хрен соваться, куда не просят,- фыркнул бандос.

- Так кто ж знал, что это насиженное место?!- продолжал я изображать простачка. Порой я сильно преувеличивал свою известность в этом мире. Похоже, эти парни Вестника не знали. Может, и слышали, но в лицо не видели. На этом я и решил сыграть. Глядишь, удастся договориться миром, а силовой вариант отложить на крайний случай.- Вроде ж никого не было.

Моя простота его обезоруживала. Находясь по ту, правильную, сторону решетки, он чувствовал себя богом, вершителем судеб, строгим, но снисходительным. Он знал, что моя жизнь находится в его руках, а я не спешил его в этом разубеждать.

- Вроде… В огороде…- буркнул он. Потом спросил: - Откуда идешь?

- С Хуторов,- ответил я. То есть, с востока. Дорога как раз выходила на перекрестке на Климки. Так что, даже если будут проверять, подкопаться не к чему. О том, что я пришел с юга, лучше было не говорить. Если бандосы уже знали о бойне на Ветряках, могли появиться ненужные вопросы.

- В Климки заходил?

- А как же! Хотел жрачкой разжиться, да патронов немного прикупил.

- У Крохи?

Он меня проверял.

- Нет, у Боцмана. Говорят, Кроху убили в прошлом месяце.

- Да, не повезло мужику,- кивнул мой собеседник.- Шальная пуля… А что еще интересного Боцман рассказывал?

- Да ничего, в общем-то. Он не в настроении был… Хотя… Говорил, что сегодня к нему в бар девчонка одна заходила. Странная какая-то…

- Не то слово,- заскрежетал зубами бандос.- Наших пятерых положила, сука драная.

- Тех, что наверху лежат? Так это она их? Как? Вроде ран никаких не видно…

- Хрен знает как!- повысил голос «братуха».- Мы ее пальцем не тронули. Наоборот, накормить собирались. А она дикая какая-то, упираться начала, а потом…

Он осекся, переживая в памяти недавние события.



Крис Кельм

Отредактировано: 14.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться