Вестник

Размер шрифта: - +

14

 

 

Труднее всего оказалось убедить самого себя в том, что Ильюшин в своем уме. Одно дело, когда человек рассказывает о том, что видел своими глазами. Он тоже может ошибаться, но все же… И совсем другое, когда приходится верить в правдивость каких-то там видений. Может, приснилось все старику? Но в этом случае я вынужден был бы признать, что он психически болен. Так верить в искренность собственных снов!

А если нет?

Мало ли чудиков бродит по Новому Миру? И между прочим, Илюшин не самый оригинальный из них.

Если предположить, что старик говорит правду? В этом случае меня ожидало не самая простая работенка.

Храм в сердце Джунглей… Хм…

Я слышал о нем от людей, которые сами в нем никогда не бывали. То есть, опять же приходилось верить на слово. А все потому, что нужно было быть совершенно утомленным жизнью, чтобы добровольно соваться в почти неизученную и безумно опасную аномалию. Это вам не Живой Лес! Джунгли изначально не принадлежали нашему миру – ни Старому, ни Новому. Они и сейчас находились… где-то… Никто не знает, где именно. Как и то, есть ли у этой аномалии начало и конец. И многое, многое другое.

Попасть в Джунгли можно было только через телепорт, находившийся в Саду Семирамиды. И если повезет, то потом получится вернуться назад. Правда, похвастаться этим могли не многие. Одним из них был Сударь. Только вот он погиб и уже никому ничего не расскажет. Впрочем, кое-какой информацией я все же располагал. Знал, например, о том, что опасности в этой аномалии были запредельными. Знал о храме… Его видели издалека, но внутрь никто не заглядывал. По крайней мере, из тех, кому посчастливилось вернуться из Джунглей в Новый Мир.

А теперь самый важный вопрос: стоило ли мне туда соваться? Я даже попытался убедить самого себя в том, что, возможно, все обойдется, что Рогатый рано или поздно угомонится, оставит меня в покое, что… Получилось как-то… неубедительно. А еще я пришел к выводу, что в обоих случаях риск приблизительно одинаков: так или иначе я рисковал своей шкурой. Но немного подумав, стал все больше склонялся к мысли, что, пожалуй, стоит попробовать. Теперь у меня было столько оружия, что его хватит на небольшую победоносную войну. Правда, в Джунглях не все проблемы можно было решить при помощи старого доброго ствола. Однако в случае с Рогатым оно вообще было практически бесполезно.

Кажется, я уснул с мыслью о том, что хочешь - не хочешь, а придется отправиться в Джунгли.

Только вот, проснувшись, я уже не был уверен в том, что это хорошая идея.

Так или иначе, но в Городе меня больше ничто не удерживало. Хотя…

Уже по пути к воротам я вспомнил о том, что со мной хотел поговорить Пророк. Лично я не горел желанием, но отказать такому человеку… Не хотелось бы попасть в черный список из-за какого-то пустяка. К тому же меня самого распирало от любопытства: что хотел от скромного бродяги хозяин Города?

Я развернулся и зашагал в обратном направлении…

 

Официально в Городе не существовало принуждения и все, что ни творилось здесь - исключительно на добровольной основе. Возможно, так оно и было в самом начале. А теперь… Скажем, так, Пророк умел убеждать. И даже не он сам, а силовой блок под его чутким руководством, люди, привычные держать в руках оружие и не стесненные моральными запретами. До насилия редко доходило, обычно хватало веского слова, а то и взгляда. Пророк не любил открытого насилия, а его подчиненные имели в подобных вопросах кой-какой опыт. Не мне судить об их преданности – подозреваю, что и они действовали только лишь в собственных интересах и использовали Пророка так же, как он использовал их самих. Эдакий симбиоз. Но пока что такое положение вещей всех устраивало.

Жил Пророк в здании сугубо провинциального дома культуры, который во времена совсем отдаленные, возможно, был имением какого-нибудь уездного барина. В общем, антик. Но самому Пророку нравилось. Перед домом – единственная в городе площадь, по периметру которой стояли жилища местной элиты. От лачуг рядовых горожан они, как и положено, отличались большим комфортом, а главное – близостью к градоначальнику и сопряженными с этим привилегиями. Ограды, как таковой, не существовало, но дома стояли так плотно, что подойти к обители Пророка можно было, лишь по единственной ведущей к площади улице. И хотя он сам был уверен в собственной неуязвимости, у входа во «дворец» все же дежурила охрана. Людей со стволами я увидел так же у соседнего дома, где размещалась служба безопасности. В отличие от гостей города местным жителям – разумеется, не всем, а тем, кому это было положено,- не запрещалось ношение оружия в пределах населенного пункта. Дежурство велось и у энергетической установки, которую затащили на плоскую крышу здания службы безопасности.

У входа в резиденцию Пророка меня снова обыскали. Не нашли ничего запрещенного, но рюкзак все же на время отняли. Лишь после этого меня пропустили внутрь. Здесь снова возникла заминка, пока Пророку докладывали о моем визите. А уж потом появился он сам.

Трудно сказать, сколько ему было лет на самом деле. Внешне - лет пятьдесят, но точно так же он выглядел и лет пятнадцать назад, когда мы впервые познакомились. Одевался он неброско, однако даже простая одежда носилась им с дворянским достоинством. Сколько его помню – всегда спокойный и обходительный. Ни разу не слышал, чтобы он повышал голос. Пророк был талантливым организатором, прирожденным лидером. Неспроста его боготворили сотни людей – те, которые были обязаны ему не только куском хлеба, но и самой жизнью. Он часто говорил о справедливости – естественно, на свой взгляд и вкус! - и старался, чтобы слова не расходились с делом. Если и приходилось иногда применять силу, то лишь в исключительных случаях и не без основания. Впрочем, сам он никогда не марал рук, грязную работу за него выполняли другие. В общем, идеальный руководитель. Очень трудно было найти причину для упрека, даже если очень долго искать. Но что-то было в нем, что всегда меня настораживало, заставляло держать определенную дистанцию. Может быть, опыт, подсказывавший, что идеальных людей не бывает, что у каждого есть свои скелеты в шкафу. К тому же за пределами Города Пророка обильно поливали грязью его недоброжелатели. Я точно знал, что большая часть из того, что они рассказывали, не соответствовало действительности. Но, как говорится, дыма без огня не бывает.



Крис Кельм

Отредактировано: 14.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться