Вестник

Размер шрифта: - +

17

 

Голос прозвучал неожиданно, как гром с небес. Я узнал его – этот немощный гнусавый голосок. Это он призвал меня к побегу, закончившемуся в вязкой трясине.

- Вытащи…- Хотелось сказать мне, но вместо слов прозвучало лишь бульканье.

Однако незнакомец оказался догадлив. Сначала раздался треск. А потом что-то упало рядом со мной. Скосив глаза, я увидел кусок лианы. Пришлось вынуть руку из жижи, чтобы схватиться за ее конец. При этом я окончательно погрузился в бездонную пучину.

Все остальное происходило словно в тумане и уже без моего участия. Почти. Единственное, на что я оказался способен,- это судорожно сжимать в руке лиану. Поэтому я не заметил, как оказался на суше. Потом я долго выхаркивал болотную жижу, еще дольше приходил в себя, наслаждаясь тем, на что обычно не обращаешь внимания: способностью дышать и жизнью, как таковой…

 

Моим спасителем оказался странный старик, тощий и болезный – ума не приложу, как ему удалось вытащить меня из болота. Внешне он мало чем отличался от тех дикарей, которые пытались меня сожрать. Его тело покрывала густая татуировка, которая, если не считать похожей на юбку набедренной повязки, банданы и плетеных сандалий, заменяла ему одежду. С момента нашей встречи он произнес не больше пары слов – все больше бормотал что-то неразборчиво под нос и хихикал. Но я уже знал, что по-русски он говорит… когда не молчит.

Почти насильно он дал мне пожевать каких-то терпких на вкус листьев, и мир наполнился красками. Я почувствовал себя полным сил, но при этом едва соображал, что происходит вокруг. Поэтому, когда незнакомец сказал «пошли», я последовал за ним без промедлений, как за мессией, который обязательно приведет меня к свету.

Потом мы куда-то шли, долго, до самого рассвета, пока не добрались до необычной хижины, заросшей зеленью настолько, что она была похожа на холм среди деревьев. Даже на ее крыше рос густой кустарник.

Раздвинув лианы, старик вошел в хижину. Я последовал за ним.

Убранство жилища было более чем скромным. Впрочем, я особо не приглядывался. Когда старик указал мне на плетеную лежанку, я беспрекословно улегся, и меня тут же вырубило, как электричество в отдаленном районе…

 

Первое, что я ощутил, очнувшись после то ли сна, то ли забытья, была полная опустошенность. Наверное, так чувствует себя жертва вампира, высосавшего из нее всю до последней капли кровь. Первое, что я увидел, открыв глаза, был все тот же старик, сидевший в углу хижины. Невидящим застывшим взглядом он смотрел в пустоту и, не вынимая изо рта мундштук, вдыхал густой дым, валивший из причудливого кальяна.

Несмотря на вялость, я нашел в себе силы подняться с ложа, осмотрелся. В хижине не было ничего такого, что я не заметил, едва в ней появившись. Самым странным в ней, если не считать ее хозяина, был шар, висевший под потолком. Это была стеклянная сфера, внутри которой порхали какие-то существа, раскаленные настолько, что резало глаза и разглядеть их в деталях не представлялось возможным. А старик… Чем дольше я разглядывал его, тем больше приходил к мысли, что не такой уж он и старый. Его волосы, которые я изначально посчитал седыми, попросту выгорели на жарком солнце и казались белыми на фоне смуглой морщинистой кожи. Но определить его возраст мне так и не удалось. Незнакомцу могло быть и тридцать лет, и все шестьдесят.

Уж не об этом ли человеке говорил Доктор, посылая меня в Джунгли?

Это было бы невероятной удачей.

Но для того, чтобы выяснить, он это или нет, мне нужно было вернуть его из мира грез. А это оказалось не так-то просто. Когда я окликнул «старика», он никак не отреагировал. Тогда я потряс его за плечо, а он выпустил мне в лицо клубок дыма, настолько едкого, что я едва не задохнулся. Я вырвал из его рта мундштук, но он выкатил глаза и начал задыхаться, поэтому я поспешил вернуть «соску» на прежнее место.

Потом я еще долго тряс и тормошил его, однако все безрезультатно.

Я решил передохнуть, вышел из хижины, присел на поваленное дерево и задумался. Первые результаты пребывания в Джунглях были неутешительными: я добрался до Храма и даже подержал в руках заветный кинжал, но тут же потерял его и едва не пошел на корм каким-то дикарям. Помимо этого я остался без оружия, шляпы и куртки, а то, что осталось на мне, провонялось болотом настолько, что отпугивало даже гнус, кишевший в этом негостеприимном лесу роем. К счастью, часть имущества, в том числе и автомат, я предусмотрительно спрятал в зарослях кустарника и мог вернуться за своим барахлом… Если, конечно, его уже не нашли кровожадные дикари. Дальше… Мой спаситель, возможно, был тем самым человеком, которого я искал. Но он накурился какой-то гадости, и теперь его душа витала так далеко, что до нее невозможно было докричаться…

Сквозь непрекращающуюся трескотню местных птиц я различил характерное журчание и, отправившись на звук, вышел к небольшому ручейку, протекавшему за хижиной старика. Я первым делом напился, а потом простирнул свои вещи и сам выкупался в прохладной и оттого бодрящей воде. Палящему солнцу понадобилось чуть больше получаса, чтобы присушить белье, и в хижину я вернулся чистым и свежим.

Старик сидел с закрытыми глазами. Я присел напротив, собираясь устроить ему серьезную встряску. Но только я протянул руку, как он сам неожиданно открыл глаза и четким голосом спросил:

- Ты кто?

Захотелось ответить в рифму, но тут я понял, что он на самом деле меня не узнает, поэтому сказал:

- Ты помог мне сбежать от местных дикарей.

Он еще долго смотрел на меня так, как будто видел впервые, потом все же в его взгляде появилось понимание:

- А-а-а…- прокряхтел он протяжно.- Ты тот самый чудик, который умудрился свалиться в единственную лужу во всем лесу.



Крис Кельм

Отредактировано: 14.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться