Вестник Темной башни.

Глава 7. Школа

Клариса сидела за столом, и смотрела как цветочный эльф, в радужных доспехах из жука, разминается с мечом, больше похожим на иглу. Мальчишка эльф был юн, красив, и галантен. А так же прожорлив и любил все сладкое. С Крисом они спелись уже давно. Эльф катался у него на шлеме, или плече. Стоило им не на долго расстаться и снова встретится, как Тюльпан с разгона приземлялся на нос и обнимал. Клятву верности она чувствовала. Но так же чувствовала, что это не просто цветочный эльф. Те с рождения умеют танцевать, петь, а этот на лету мог отсечь мухе голову, и двигался как заправский мастер меча. Даже сейчас, наблюдая разминку, она видела в этом крошечном мальчике недели от роду воина, обученного не хуже чем ее собственные. А если учесть, что сил в таком маленьком теле, как в обычном не тренированном человеке, то меч совсем не был игрушкой.

Никакой он не цветочный эльф, а воин сидхе, думала Клариса. Причем особый, выведенный темными. Мало ли какие разработки велись перед падением темных. Маги крови создавали таких монстров, что некроманты скромно отводили глаза. Да и домик, у «эльфа» был уж больно особый. Магия просто не могла проникнуть в эту амфору. Ожерелье и амфора даже в памяти с трудом удерживались. Зато там легко помещался сам Тюльпан, его доспехи, обычная одежда, а судя по его рассказам, в амфоре целый дом, точнее пара замковых комнат, парадный зал, оружейная, склад для продуктов. Не договаривает конечно. И Крис тоже. Хотя это я могу понять. Крис темных ненавидит, хоть и запрещает себе это. Пользоваться темной магией он стал только когда понял, насколько она нам важна. Мальчик буквально заставил себя. Переступил через предрассудки. Такой просто так не признается, что его лучший друг оружие темных, признавшее в нем хозяина. А вот в то, что они оба жертва темных, он верит.

Негласная слежка за Крисом, поставленная для его же безопасности, ничего особенного не наблюдала. Мальчишка гонял по городу на своем жеребце, развозил пакеты, и иногда заходил в харчевню на окраине белого города. Над харчевней висела большая вывеска «Приличное заведение». Внутри было три зала. Обеденный для семей с детьми, зал с кабинками для переговоров господ, и открытая терраса, со столиками для влюбленных. С террасы открывался вид на храм Светлой, а подавали в там прирожденные и легкие напитки. Вот там то Крис и засиживался, с Тюльпаном. Эльф любил карамельный напиток и прирожденные с красными ягодными кремами. Соглядатае удивлялись, как в столь маленькое тельце столько влезает. Крис больше любил пирожки с мясом и соки. Обычные мальчишки. И все же, что то тревожило болтушку. Тот взгляд, которым один раз наградил ее Крис. Тогда она вспомнила давно забытое чувство, страх смерти. И это не было сиюминутной слабостью. Два из трех защитных амулетов выгорели, а она даже не заметила. Мальчик еще не понимает, кто он. Понимаем ли мы? Хотя сейчас вопрос стоял куда проще, сделать из Криса того, кого боялся Ямак, поручив следить за делами в школе, или не трогать. Вырастить себе замену или позволить стать мэтром башни смерти вхожим в совет? То, что Крис был на это способен сомнений не оставалось. Хотя, разное бывает. Любовь, дети, интересный научный проект.

Клариса вынырнула из своих мыслей. Мальчишки дурачились. Зал совета был пуст, и подняться никто не должен был. Так что Крис позволил себе легкую разминку. Меч он не доставал, только воображал. Неожиданно мальчик замер, поправил челку и сел. Радужный росчерк обозначил Тюльпана, метнувшегося на плечо.

Груй вышел из телепорта в центре приемной.

- Выдвигаемся. Решили ехать по раньше.

Груй пошел по лестнице вниз, а за ним и мы. У входа в башню, стояли десять карет. За воротами томились лошади эскорта. Базаль отвел Криса в сторону. Ему до школы ехать впереди процессии, вести знамя башни. Две тени, стоящие за воротами в толпе зевак, скинули отчет. Ничего подозрительного. Совет и прочие участники мероприятия рассаживались в кареты. Рожок за играл сбор. Эскорт занял свое место на лошадях и выстроился так, что бы удобнее было пристроится к каретам. Поспешила к своей.

- Госпожа, все готово.

Тень сидел в тени шторки кареты, сливаясь с ней.

- Выезжаем.

Запел рожек и кареты тронулись в путь. Город медленно поплыл мимо окон. Стражники заранее раздвинули толпу и перекрыли улицы. Чужие глаза показывали наш путь со стороны.   Все шло как обычно. Уже за городом, заметила чужое поисковое заклинание. Очень слабое. На грани восприятия. Оно скользнуло как ветерок по одной из теней. Тот даже не заметил. Слишком слабое. Паутинка просто рвалась, истончалась и исчезала, встретив препятствие. Но тут же появлялись новые нити, чуть дальше. Оставшуюся дорогу потратила на то, что бы найти такого осторожного мага. Он явно двигался со всеми вместе. Рожок заиграл брадис, и нити исчезли. Не втянулись, а растаяли все сразу. Школа в пределах видимости. Тут опасностей быть не может. И маг это знает. Или почувствовал. До сознания плавно дошло, что паутинка то была темная. Заклинание светлое, переделанное, а силы темные. На столь тонком кружеве заклинание сразу и не заметно. Крис! Засранец! Припекло в прошлый раз, и больше доверия к дорогам нет? Как только у него получилось. Талант. Врожденный. Решено. Хочет играть в шпионов, пусть играет.

Дверь отворилась, и Клариса вышла. Вокруг все пространство было увешено праздничными лентами. Деревья, дома. Ученики башни воздуха навели праздничные иллюзии на здания. В парке резвились фонтаны, перебрасываясь струями воды. Клумбы с цветами распустились все сразу. А вечером, будут выступать огненные, с фантанами огня и фейерверками.

Члены совета прошли на трибуну, собранную из досок, и украшенную магией, за неимением драпировки. Играла музыка. Менее значимые члены башни магов занимали свои места перед трибуной. Тени исчезали в толпе. Базаль стоял с боку, перешептываясь с коллегой и иногда подавал знаки заблудившимся магам, вырванным из родных застенок. Крис стоял впереди, возле знаменосцев школьных башен. Доспехи сияли так, что глаза болели. Шлем снят и висит на поясе. Вот только знамя он держит на старый манер, уперев древко в ногу, и чуть наклонив. Получит за это от Базаля. В другой руке, упертой в бок, зажат рожок.



Алекс Кошкин

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться