Ветер гасит пламя

Размер шрифта: - +

Ветер пятый. Лучший шкипер Архипелага

Торговая республика Бадахос, порт Лангрео. Май, год 500 от сошествия Единого.

Таверна «Синий кит» даже по ночам место людное. Как-никак лучшее припортовое заведение Лангрео, некоронованной торговой столицы всего Бадахоса. Увешанные чучелами рыб и морских чудовищ стены видели немало сделок и планов экспедиций. Выпить пива за потемневшими от времени неподъёмными дубовыми столами сюда заходили и матросы, и капитаны, и многие арматоры[1]. Но сегодня вечером в зале было яблоку негде упасть. Ведь в «Синий кит» вечером заглянул дядюшка Бласко. Наверняка старого боцмана обязательно уговорят рассказать про его путешествие на «Гавьёте» к зачарованному острову.

Весь экипаж каракки до последнего юнги тогда вернулся разбогатевшим. Впрочем, этим-то на Бадахосе никого не удивишь. Чуднее было то, что дядюшка Бласко помолодел, разгладились самые глубокие морщины, пропали боли в пояснице. В шестьдесят старому боцману теперь давали не больше сорока пяти. Но и про это говорили бы недолго, мало ли необычного случается за морями… Вот только слишком уж странным вернулся экипаж шхуны.

Матросы все как один не пропили и не прогуляли деньги. Кто-то поступил в Навигацкую школу, другие с умом вложили добытое в то или иное прибыльное предприятие. Корабельный плотник вообще через полгода стал совладельцем небольшой верфи. Сам же дядюшка Бласко отказался от нескольких приглашений и остался на берегу. А ведь каждый, кого хоть раз коснулась пена и соль морей, тайны далёких стран и чужих берегов, скорее сгниёт от цинги в очередном плавании, чем будет доживать век сухопутной крысой. Старый пират на расспросы только гладил свои роскошные, уже наполовину седые усы, набивал трубку крепким табаком из Матарама и с усмешкой отвечал: «У нас тогда был великий шкипер. И ходить в море под началом кого-то другого – это уже не для нас. Молодые правильно в Навигацкую пошли, им теперь только командовать. А я стар уже, так что лучше побуду на берегу». Но поболтать, как «Гавьёта» натянула нос морским демонам, Бласко не отказывался. Да и рассказчиком был отменным. Поэтому в каждый его приход в таверну собиралась послушать огромная толпа.

– И вот смотрю я – волна идёт прямо в борт. Как приказано, кричу, чтобы парус подобрали сильнее. А сам внутри похолодел уже. Думаю, или ударит и борт в щепу, или в туман швырнёт, – с жаром рассказывал боцман. – Прямо перед шхуной две белые стены торчат. Колдовские: ветер ревёт, а туман хоть бы один язык выбросил. Из молока демоны морды тянут. Вот чем хочешь клянусь, алые глаза, зелёную морду и изогнутые клыки в пасти у одного сам видел. Шкипер наш в последнюю секунду так руль вывернул, что волна в корму и точнёхонько в проход. С обеих сторон до тумана не больше ладони оставалось.

– Да не может быть, – кто-то всё же усомнился. – Ну не может никто так, если ещё и шторм был.

– Это мы не можем, – наставительно ответил Бласко. – А тогда за штурвалом у нас стоял сын Четвёрки богов. Только он и мог провести «Гавьёту» к зачарованному острову. Я потому и не хожу больше в море. Другого капитана мне не надо.

Дядюшка Бласко умолк, раскуривая погасшую за время рассказа трубку. Затихли и остальные, ожидая продолжения. И тут на весь зал раздался голос. Оказывается, зашёл ещё один посетитель, но, увлёкшись рассказом, его никто не заметил.

– А если я позову – со мной пойдёшь?

Старый боцман выронил трубку, вскочил и вне себя от радости закричал:

– Хоть к морским демонам в пасть! Я кину клич, все наши пойдут. Веди, капитан!

– Ну, к демонам нам ещё рано. Я хочу лишь дойти до Киарната и унести сокровища Ясных Владык.

– Веди, капитан! Я с тобой!

Таверна замерла, переваривая слова чужака. Он предлагал невозможное – ведь легендарная сокровищница находилась в глубине владений орков… Но экипаж «Гавьёты» уже один раз вернулся из такого же невозможного похода разбогатевшим и с удачей в мешке.

– А меня возьмёте? – разорвал тишину новый голос.

Ислуин внимательно посмотрел на ещё одного вставшего из-за стола посетителя. Высокий смуглый мужчина лет сорока. Несмотря на тонкие аристократичные черты лица его легко можно было бы принять за матроса – пунпуан простого небелёного полотна, руки все в мозолях и привыкли к работе… Если в ухе не болталась серьга с очень дорогим рубином. Магистр посмотрел на боцмана, спрашивая взглядом его мнение. Бласко ответил:

– Это капитан Пейро. Один из лучших на Архипелаге. Начал юнгой, а сейчас водит уже три корабля. Человек надёжный.

– Добро, – согласился магистр. – Тогда вы двое и будете моими помощниками. Соберём флот – и чтобы даже через сто лет про нас помнили, завидовали и слагали легенды.

Таверна взорвалась в ответ восторженным рёвом.

Когда Ислуин вернулся в гостиницу, в номере его уже ждал принц Рэган: на Архипелаг они прибыли вдвоём. Сегодня принц должен был договориться насчёт аренды причалов, и, видимо, управился быстро. Сейчас уже сидел в гостиной их номера и потягивал вино. Магистр расположился в соседнем кресле по другую сторону столика. Дёрнул шнурок звонка, вызывая прислугу. Девушка в клетчатом платье и переднике – униформа работниц гостиницы – возникла почти мгновенно.

– Кофе. Полный кофейник.

Служанка немедленно принесла заказ, попутно так и стреляя глазками, стараясь как бы невзначай продемонстрировать хорошенькие ножки. Постояльцы апартаментов люкс всегда люди денежные, а тут вдобавок оба красавчики. Ислуин к намёкам остался глух, махнул рукой – ступай прочь, не нужна. Вышколена прислуга была хорошо, но сожаление в глазах девушка до конца скрыть не смогла. Рэган на это усмехнулся, подождал, пока дверь номера захлопнется, активируя контур защиты от подслушивания, а магистр допьёт первую чашку. И поинтересовался.



Васильев Ярослав

#29994 в Фэнтези
#16332 в Разное
#484 в Боевик

В тексте есть: эльфы, гномы, приключения

Отредактировано: 07.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться