Ветер гасит пламя

Ветер шестой. Битва за Киарнат

Великий Лес, земли Центрального Удела. Июль, год 501 от сошествия Единого.

Гномы, узнав про освобождение Тингветлира, готовы были все как один пойти на войну – лишь бы не потерять второй раз свою главную святыню. Химер немедленно частью уничтожили, частью выловили и отправили к оркам. Город спешно восстанавливали и укрепляли. Немало в озеленении мёртвых долин помогло и то, что от эльфов прибыли маги Жизни и специалисты-ботаники. К Зимнепраздникам встречными ударами хирды гномов и отряды эльфов взяли под контроль дорогу от выхода портала через земли эльфов до морского побережья. Орки помешать оказались бессильны: Рэган с помощью круга шаманов-хранителей Радуги завалил снегом и завьюжил всю центральную и западную часть Центрального удела, заодно окончательно сорвал оркам зимнюю компанию. Впрочем, все понимали, что передышка – ненадолго. К весне противник перестроит логистическую цепочку в обход родового удела Ясных Владык. Теперь даже самые сильные дожди смогут наступающую на запад армию задержать, но не остановить.

Хадльберг неожиданно для себя вернулся в Ставангр национальным героем. Как единственный из уцелевших сыновей своего отца возглавил клан… И тут же обратился за помощью к Ислуину. Ведь готовился Хадльберг на специалиста в области безопасности. И если в экономике и торговле как любой гном пусть на сносном уровне, но разбирался – в политике чувствовал себя полным профаном. Поэтому всю зиму Ислуин провёл в Подгорной республике. Заодно, тоже как герой легендарного похода а Архиву памяти получил в награду звание Горного Мастера и регулярно выступал с речами на Советах. Сглаживал шероховатости во взаимоотношениях между эльфами, людьми и гномами, заодно убеждал, что весной необходимо нанести удар в сердце Великого Леса. Ведь разгромив орков и укрепив за лето Центральный удел и главное Киарнат, союзники окончательно перережут пути снабжения. Тогда вторжение в Империю захлебнётся, можно будет окончательно вычистить Великий Лес и обезопасить портал к Тингветлиру. А потом и перенести боевые действия уже на территорию орков. К началу апреля стало ясно, что усилия не прошли даром, и генеральному сражению этим летом всё-таки быть.

Ранним утром дня решающей битвы Ислуин смотрел на пока ещё пустую равнину, где через считанные часы сомкнуться в смертельных объятиях два войска. И где пока обнимались лишь языки тумана: чародеи с обеих сторон плотным пологом укутали позиции защитными заклятиями, нарушая естественные потоки тёплого и холодного воздуха. Туман в ответ метался, словно не понимая, куда ему податься.

К магистру неслышно подошёл Энгюс. Втянул воздух, наслаждаясь ароматами мокрой травы и цветов – пока их не сменили запахи пыли, крови и смерти, и негромко спросил:

– Тоже размышляете о сегодняшнем сражении? А ведь символично. В день битвы с отступниками-Чистыми тоже висел туман. Словно укрывал будущее…

– Ерунда, – довольно грубо отрезал магистр. – Уж вам-то впадать в суеверия не положено по долгу.

– Зато мне по долгу положено лезть в душу, – усмехнулся в ответ Энгюс. – Вас ведь беспокоит не сражение, а? И ещё у вас опять глаза сменили цвет.  Вечером ещё зелёные, а сейчас цвета грозового неба.

Ислуин вздохнул.

– Вы всё-таки заметили… Надеюсь, кроме вас и Мануса остальные такой наблюдательностью не страдают. Вскоре эффект погаснет. Что вы хотите? Я с ничтожным промежутком коснулся аж четырёх первооснов. Вот и получил… дар Расплетающего стихии. А там рукой подать до… Впрочем, это уже неинтересно. Главное – сейчас пригодится, мои возможности на какое-то время изрядно выросли. Дальше… Надеюсь  после нынешней битвы будет возможность забиться в какую-нибудь дыру и спокойно пересидеть два-три года, пока избыток силы уйдёт. На самом деле, когда потенциал вырастает таким вот скачком – это очень обременительно.

Энгюс хмыкнул: мол, знаю я вас, спокойно усидеть не сможете. Но промолчал.

Туман рассеялся только к десяти часам утра, обнажая боевые порядки.  Сражение началось. Доннаха построил войска широкой дугой, обращённой внешней стороной к врагу. Так, чтобы один конец упирался в заросли леса, а второй – в берег высохшего старого русла реки. Бурелом удачно прикрывал левый фланг, а широкое сухое ложе бывшей реки справа – удобная дорога для всадника. Каменистое дно не позволяло перекрыть его рвами и ловушками. Идеальное место для конницы, чтобы прорвать заслоны и оказаться в тылу противника. Даже то, что своя пехота по основному фронту будет наступать на врага по небольшому уклону снизу вверх, играло на руку людям: в силу специфики физиологии оркам всегда намного удобнее было лезть наверх, чем спускаться вниз. Главное для союзников было  как можно быстрее прорвать центр врага. А дальше либо в тыл оркам прорвётся степная конница, либо получится захватить холм на востоке. Там, закрывшись легионерами и закованными броню хирдами, гномы установят метательные машины – и сметут артиллерией вражеские порядки. От тяжеленых камней и ядер, летящих вниз, не спасут никакие щиты и маги. По другую же сторону поля боя начинались лесостепи, где ханжары рассеют и уничтожат любое войско. Вот только понимал это и командующий орками, не зря гнал армию форсированным маршем, стараясь задержать союзников на границе лесов.

Возле сухого русла только-только начали накапливаться всадники, когда в ставку примчался гонец от полусотни разведчиков.

– Генерал, справа всё перекрыто. Лучники, катапульты и скорпионы.

Доннаха, Харелт и Великий хан переглянулись: жаль. Они с самого начала, конечно, не рассчитывали прорвать оборону именно здесь, лишь создать иллюзию главного удара. Тогда орки вынуждено оттянут туда значительные силы. Метательные машины оказались неприятным сюрпризом. Орки не умели делать разборные орудия – как гномы. Потому возили с собой отдельные детали, а сами машины всегда строили на месте. Но вот каким-то способом тайно успели сделать это и здесь.



Васильев Ярослав

#42873 в Фэнтези
#30112 в Разное
#928 в Боевик

В тексте есть: эльфы, гномы, приключения

Отредактировано: 07.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться