Ветер моих фантазий

Размер шрифта: - +

Глава 2

Китаец поднялся, отряхнул ободранные с моей помощью чёрные джинсы. Вздрогнув, обернулся. Увидел выроненную серую папку. Кинулся к ней, наклонился. Выдохнул:

- Ксо! – выпрямился, сжимая своё сокровище, бережно отряхнул, сжал под мышкой, мрачно покосился на меня.

Вернула ему мрачный взгляд. И пошла мимо. Вообще, по честному если, надо бы извиниться, но я не знала китайского языка, да и английский у меня хромал. На обе ноги. Короче, надлежало уйти и не позориться.

Но, пройдя пару шагов, почему-то остановилась. И, поколебавшись сколько-то секунд, всё же обернулась. Он стоял, смотря на меня. Взгляд чёрных глаз, непривычно чёрных, казалось, зрачки перетекли и заполнили всю радужку, был задумчивым. Потом иностранец повернулся и пошёл в другую сторону. На его толстовке сзади была изображена какая-то хищная птица. Эта сильная ядовито смотрящая птица казалась неестественно живой, рельефной… и слишком мощной для его хрупкой фигуры. Парень вдруг остановился, обернулся. И, заметив, что я всё ещё смотрю на него, как-то ядовито усмехнулся – и ушёл. Зубы, кстати, у него были кривые. Два резца как-то выпирали. Короче, не симпатичный. Да и вообще нафиг он мне сдался?

Тем более, что среди наших преподов добрые есть.

А потому пристроившись дальше всех, в последнем ряду за спинами однокурсников и людей с других потоков – лекция была общая, по истории – я открыла тетрадь с конспектами с противоположной стороны и улетела в свою историю.

 

***

- И что… ты так просто уйдёшь?

- А разве меня что-то удерживает? – он всё-таки улыбнулся, хотя улыбка его смотрелась как-то странно.

Вроде хамил ей, да грань чёткую меж ними проводил, но улыбался как будто печально.

«Нет, наверное, мне просто показалось» - подумала она отчаянно.

Но, впрочем, надежда почти сразу ожила.

- Но ты хранил мой подарок! – проворчала, - Тридцать девять лет!

- Сорок лет, - возразил он невозмутимо.

Девушка нахмурилась, прикусила губу, подсчитывая, потом вдруг просияла:

- Точно! Уже сорок! А ты до сих пор обо мне помнишь! И даже точно помнишь, когда мы встретились! Ещё лучше, чем я. И… и ты ещё смеешь говорить, что я тебе никто? Что я тебе совсем не нужна?!

- Здесь не место, - сухо сказал он, - Ни к чему нам много говорить. Не время.

- А где будет место… то самое? Когда будет то самое время?

Он усмехнулся, головой качнул:

- Времени того… никогда не будет.

Спиной к ней развернулся, да пошёл в другую сторону.

Она за волосы его схватила, цепко. Да пригрозила:

- Не отпущу!

Взглянув на неё сердито, он ноготь указательного пальца правой руки в лезвие преобразовал, толстое, длинное – и срезал прядь, что она держала. И всё-таки ушёл.

Но наблюдательность была на высоте – из той четвёрки никто даже крикнуть не успел, никто ещё не заметил тот луч, выскользнувший из-за угла, а он приметил.

Метнулся назад, да рванул глупую девку на себя, прижимая к себе, крепко, да уклоняясь от смертельного луча, тускло фиолетового.

- Палят издалека, - прокомментировал сухо, напряжённо озираясь.

Но она его не слушала, да и не слышала. Сейчас, прижатая его крепкой рукой к его тёплому телу, не слишком мускулистому, но всё же сильному, ощущая, как спокойно и размеренно бьётся его сердце, эта неудачница вслушивалась в свои ощущения и новые какие-то, и почему-то… почему-то чувствовала себя счастливой…

Мужчина огляделся. Но вроде больше не палили. Уже далеко отлетел тот шебутной соперник, оттуда сложно их достать. Да и у него был шанс его подбить, какой-никакой, а всё-таки шанс. И тот хвостатый змееголовый это прекрасно понимал. И предпочёл смыться к своим.

Он посмотрел на четверых воинов другого отряда – те внимательно смотрели на них, болтливый даже с завистью – не переставая её к себе прижимать.

- Значит, из Рамари76 выжили только четверо, - заметил невозмутимо.

- А ты из чьих? – девушка подняла голову, чуть отогнулась сверху, пытаясь заглянуть ему в лицо.

- Спецотряд.

- Один из спецотряда? – голос её погрустнел, - Всё настолько плохо?

Воин-одиночка внимательно посмотрел на неё, их взгляды встретились. Она как-то подозрительно застыла. Вроде волновалась. Вот, он вдруг заметил её учащённое дыхание и нарушенное, слишком быстрое сердцебиение под мягкой грудью в теле, которое прижимал к себе. И выпустил её, вспомнив, что это уже лишнее, так как опасность миновала. Но, впрочем, на время.

- Терпимо, - сказал мужчина сухо.

Вновь посмотрел на тех четверых.

- Хорошо, я провожу вас до укрепления, - сказал громко и, повернувшись, ей приказал, - Пошли.



Елена Свительская

Отредактировано: 06.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться