Ветер моих фантазий

Размер шрифта: - +

Глава 3.4

Взвыв, обхватила голову.

Настроение у меня было препоганое. И моё состояние ощутимо переползло на создаваемую мною проду. Вон даже у моих героев в жизни что-то ужасное творилось.

И даже подарок Виталия меня не успокоил, хотя в обычное время я эту шоколадку с кокосом сильно любила и очень радовалась каждый раз, когда она мне в руки попадала. На часах уже за полночь было.

Пошла тайком мимо комнат родни. Родительской. Бабушки с дедушкой. На кухне тихо заварила кипятка, нового. Насыпала в чашку какао, сахара. Кипятком залила, молока сверху плеснула. Села, наслаждаясь любимым вкусом. Я и так, кажется, сегодня не усну.

Мне на глаза попался тюбик маминой помады, оставленный на подоконнике. Вспомнились разговоры девушек из вуза, что многие виды косметики сначала на животных испытывают. Берут, к примеру, кроликов-альбиносов, которые не моргают, цепляют их, чтоб не двинулись – и на глаза им льют химию. И смотрят, как долго им эти образцы глаза разъедают, сколько этот кролик не сдохнет. Говорят, что красота требует жертв. Вот их и миллионами ради красоты намазанной убивают. Зверей этих несчастных, подопытных. Потому что наука выдумала эту самую косметику, красоты женской ради. Хотя… раньше вроде где-то белила делали из свинца – тоже была отрава. Да, блин, в жизни этой уйма была пакости. Адские мгновения, когда обо всём этом начинаешь задумываться!

Но, всё-таки, в творчестве я забывалась и, бывало, что забывалась счастливо.

Поэтому после двух чашек какао я тихо и незамечено – или моим уже надоело вылезать и ругаться со своей домашней совой – прокралась обратно в своё логово. Задвижку задвинула. И снова открыла заветный файл. И снова улетела…

 

***

 

Кри Та Ран дошёл до комнаты его аини чуть погодя. Нашёл по запаху высохшей крови и пота, оставшихся в воздухе. Тем более, создатель сильно вспотел в последние минуты. Его найти было несложно.

А потом они стояли возле мальчишки, неподвижно замершего на кровати. С приоткрытой дверью, дожидаясь того самого, спасительного запаха. 

 

Кристанрана вывел из забытья отнюдь не запах свежеприготовленной еды, хотя первое блюдо, из тушённых овощей с многочисленными приправами, уже начало наполнять пространство своим манящим ароматом. Нет, его пробудило какое-то странное чувство. Присутствия. Чего-то иного. Кого-то другого. И даже не резкий запах пота усталого тела, не запах крови. Нет, кто-то другой стоял рядом.

Мальчик медленно разлепил веки. Бледный-бледный, усталый.

Не удивительно: после того ужасного падения его, размазанного в кровавое месиво, вперемешку с искусственными и природными материалами из летающей птицы, соскребали, выбирали от металлических частей и кристаллов. Потом отделяли его останки от останков его родителей. Потом разделяли на молекулы в специальных ёмкостях, каждого из пострадавших по отдельности. Потом врачи – люди, кианины и роботы – двое суток собирали каждого заново, подмечая упущенные фрагменты тел и органов, поспешно отдавая заказы на доставку искусственно выращенных клеток и фрагментов органов, целых органов.

Он единственный выжил. Только у него сердце и лёгкие подлежали восстановлению. Может потому, что их не задело прогибающимся металлом внутренностей птицы. Или потому, что та часть птицы, в которой летел он, зашиблась об землю на несколько мгновений позднее, а вся сила удара ушла на родителей. А может… или всё то было к тайнам жизни? Вроде и понятым, вроде уже расковырянным дочиста, но… Эта жизнь иногда подкидывала сюрпризы. Дикая природа… Иногда её действия были непредсказуемы. Вот почему они упали с одной высоты, одинаково были смяты и раздавлены, но выжил только он один?..

А впрочем, Кристанран и не думал ни о чём таком. Он сколько-то мгновений рассматривал потолок комнаты, в которой лежал, узнавая давно привычные узоры. Он запоздало отметил, что через просторные окна с ки-стеклом льётся яркий свет. Значит, уже день. Значит, на стенах домов, напоминающих россыпь причудливых кристаллов, сейчас играют солнечные лучи. Город мерцает сотнями бликов, нежных, ярких. То время, когда людям не рекомендовано самим управлять летающими птицами без специальных очков, а лучше – довериться автопилотам, точно выверяющим курс и учитывающим траекторию других летающих средств. Но… Летающие птицы… почему так душу от ужаса скрутило при упоминании о летающих птицах?..

Худой мальчик напряжённо всматривался в пространство над собой. Разметались по подушке его длинные волосы, чёрные с едва приметным синим отливом. Структура волос ещё не оправилась полностью – и это с отчаянием заметил его дядя, слишком рано забравший его из лучшего лечебного места этого дома. Тускло заблестели лже-кристаллы в заколках, которыми у висков были собраны волосы – мини-лекарни с обследующей техникой и мини-коллекцией лекарственных капсул.

Запоздало, медленно, Кристанран повернул голову. Увидел два дневных светила – чей свет был немного сглажен ки-стеклом. Увидел рядом мужчину, смутно знакомого, на отца похожего даже, но точно не его. И…

Кианин и человек замерли, встретившись взглядами.

«Если бы мой сын был сейчас жив, то, может, был бы похож на него, - с досадой подумал учёный – и душу его запоздало кольнули муки совести, - Или… мой мальчик был бы другой? Каким бы он был?..»



Елена Свительская

Отредактировано: 06.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться