Ветер моих фантазий

Размер шрифта: - +

Глава 5.1

- Меня последние три месяца часто один и тот же кошмар мучает, - наконец признался парень, глядя куда-то в сторону от меня.

- Странно, такая прорва стрелялок и убитых монстров, а кошмары тебя мучить начали только сейчас!

- Да я сам в шоке, - грустная усмешка, - Но… но в этот раз всё как будто иначе… я не могу забыть тот сон…

- Вроде говорят, что надо переиграть его наяву. Ну, придумать хорошую концовку.

Друг покачал головой.

- Что, такая сложная ситуация, что даже хэппиэнд сложно придумать? Помочь?

- Не могу, - парень отчаянно мотнул головой, - Я не могу его изменить! Такое ощущение, что… не могу… никак…

- Мда, тяжёлый случай, - вздохнула и, чуть подумав, хлопнула его по плечу, - Не раскисай, Лий! Не помирай авансом.

Он посмотрел на меня с таким отчаянием, что мне стало страшно.

- А ещё я никак не могу его понять! Этот сон… - друг вдруг вскочил. Заходил перед скамейкой взад-вперёд, - И он такой жуткий… такой…

- Расскажешь? – поймала его за рукав, - Вдруг полегчает?

Виталий какое-то время смотрел на меня. Или, всё же, будто сквозь меня? Так, кажись, называют этот потерянный отсутствующий взгляд?..

- Блин, я не знаю! Стоит ли?.. Но… В принципе, может?.. Этот сон… - он опустился было на скамейку возле меня, потом всё-таки вскочил, опять закружил передо мной.

Отец девочки, косившийся на нас, вдруг подхватил малютку и внезапно потащил кормить мороженным, отчего та сильно растерялась. Может, подумал, что у нас тут какое-то важное обсуждение намечается, первое признание или масштабный словесный мозгобой – и предпочёл не мешать. Настоящий джентльмен.

- Я вижу это порой, когда только смыкаю глаза… - голос парня звучал глухо и устало, - Ослепительная вспышка света… боль, что пронзает меня всего… мир мутнеет… расплывается чья-то тонкая рука, направленная на меня… Кашляю. Кажется, я кашляю… Что-то холодное под щекой… что-то горячее подо мной… - он резко выдохнул, - Когда я снова вижу, то передо мной молодой мужчина. Он поднимает руку к своей груди. Его ногти вдруг удлиняются и заостряются. Становятся как лезвия. И… - его передёрнуло, парень побелел весь.

Вскочила, встала вплотную к нему, сжала его руку. Виталий отчаянно посмотрел на меня. Потом вдруг раздвинул мои пальцы, переплетая со своими, привязывая меня к себе. Словно до жути боялся оставаться один.

- И?..

Друг шумно вдохнул, резко выдохнул, закашлялся, всё более и более бледнея. Мне показалось, что парень сейчас рухнет, поэтому подхватила его и за локоть, сжала.

- Он… - Виталий тяжело дышал, - Этот мужчина… он… он вырезал своё сердце! Совершенно спокойно! Даже не дрогнув лицом. И протянул ко мне руку… руку, на которой… руку, с которой стекала кровь… на которой лежало оно… его сердце. Оно ещё трепетало, всё медленнее… и медленнее… последние струйки крови покидали его… - парня затрясло, я сжала его плечо сильно-сильно, до боли, чтоб обратил внимание на меня, чтобы вырвать его из этого жуткого кошмара, - Я… - друг посмотрел на меня отчаянно, - Я хочу ему сказать… чтоб он жил! Что не надо, но… - он снова закашлялся, - Я не могу, - его захлестнул новый порыв кашля, - Я не могу говорить… ничего… я задыхаюсь… я захлёбываюсь… Всё мутнеет… только кашель… по моим губам стекает что-то горячее… солёное…

Его ещё какое-то время бил озноб. Потом Лий вроде затих. Замучено посмотрел на меня:

- Зачем?.. Скажи, зачем?! Почему он вырезал своё сердце? Почему он сделал это с совершенно спокойным лицом? Зачем протянул мне руку с этим… этим кошмаром?..

- Не знаю, - вздохнула, - Моя буйная фантазия не выдаёт никаких идей. Разве что…

- Разве что?.. – дёрнулся парень.

- Может… - задумчиво оглядела его.

Кожа Виталика вновь приобретала здоровый оттенок. Ну, не совсем, бледноват он был, но уже получше. И приступ непонятного кашля вроде как отступил.

- Может, тот ты, во сне, был ранен? И он решил отдать своё сердце тебе? Говоришь, ты кашлял, задыхался. Да, возможно, ты был ранен, в грудь, в лёгкое или в сердце. Ну, куда-то туда. И ты лежал в собственной крови, горячей, солоноватой на вкус.

- Н-но… - парня передёрнуло, - Даже если я был ранен… зачем вырывать своё собственное сердце?! Да и… он… он вообще даже не дёрнулся! Так спокойно… сделал всё… так спокойно…

Приятель вдруг застыл. Испугалась, что у него от недосыпа случился сердечный приступ или обострилась какая-то давняя болезнь, о которой он нам с Леркой ничего не сказал, проявляя мужскую заботу из серии «я скоро помру, но вы о том знать не будете, не будете плакать до моих похорон». Как будто узнать об этом, стоя над его могилой или хладным трупом, полегче. Когда уже ничего нельзя изменить.

Ох, а вдруг Виталий и в правду чем-то болен?! Сильно?.. И… этот кашель… этот жуткий приступ… вдруг ему осталось недолго?



Елена Свительская

Отредактировано: 06.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться