Ветер моих фантазий

Размер шрифта: - +

Глава 6.2

Мы сидели на скамейке. Я, Виталий, Акира и Лера. Ки Ра пристроился за скамейкой, с противоположной от Леры стороны. Ему уже уточнили, что его рисунок взял Акира, но он не спешил мириться с Лерой. Почему-то у них началась неприязнь сразу и, возможно, грозила затянуться надолго.

Солнце светило мне в лицо. Зажмурилась, подставив лицо солнечным лучам. Кусок щеки холодила тень от ветки дерева. И почему-то с этими парнями и девушкой было как-то уютно и спокойно. Казалось, можно было даже спокойно заснуть.

Виталий и Акира тихо пытали Ки Ра. Не он ли известен в китайском интернете под псевдонимом «Бездушный»?.. Тот злился и отвечал, что не он. Потом русский стал допытываться о том рисунке, что они сегодня видели.

- Может, не надо? – мягко сказала Лера.

Они какое-то время молчали.

Я сидела, запрокинув голову на спинку скамейки. Жёсткую. Неудобную. Потом моя голова куда-то сползла. Тёплое. Странно пахнущее. Хотя и твёрдое. Кажется, чьё-то плечо. Но сидеть так было уютнее, чем головой на скамейке, да и глаза открывать было лень. Я сильно устала…

 

Тихое мерное шуршанье… Возмущённый писк… приближающаяся зеркальная стена… отразившаяся в ней птица… огромная птица, странной формы из серебристого металла… Удар… боль… много боли… колющая боль в боку… падение… что-то тёплое и горячее растекается возле меня…

 

- Нэ! Нэ! Синайдэкудасай!

Я очнулась напротив зеркальной стены. Растерянно огляделась. Проследила взглядом туда, куда пялились все – и служащие, и сидящие за столиками.

Лужа крови. Молодой парень отчаянно обнимает девушку с изрезанной на боку рубашкой. Белой. Медленно промокающей от её крови. Кровь стекает сквозь его пальцы тонкие, длинные. Его чёрные волосы упали ему на лицо, смешались с её светлыми волосами непонятного оттенка: вроде светло-коричневые, но в свете ламп слегка отливают золотом. Тусклый неясный цвет. Я смотрела, как легли друг на друга и смешались их волосы – её тонкие и светлые, и его чёрные и жёсткие – как они переплелись друг с другом. Я почему-то завидовала им…

Но эта зеркальная стена… лужа крови на чем-то очень светлом…

 

Паденье… долгое… совсем не похожее на полёт…

Падение… вниз…

Всё смазалось… всё…

Тёплые куски коснулись моего лица…

Всё пропало…

 

- Нэ! Нэ!

Зашумели где-то сбоку, у двери, ведущей куда-то из этого помещения. Девушка и два парня втащили мужчину и женщину в какой-то уродливой тускло-синей одежде. Юноша, державший раненную, поднял голову, отчаянно взглянул на них.

И, увидев, кого они ведут, отчаянно гомоня, устало улыбнулся.

В какой-то миг его взгляд скользнул по этому помещению… по моим полупрозрачным ногам… мимо…

Отчаянно проследила за взглядом его чёрных глаз… незнакомых, но…

Почему-то отчаянно хотелось, чтоб он посмотрел на меня…

Взгляд его вдруг поднялся и сдвинулся. В какой-то миг мы стали смотреть друг на друга… Что-то внутри болезненно сжалось от взгляда этого незнакомца…

 

Мужчина сидел в своей комнате, читая текст с экрана, зависшего в воздухе... Я обошла вокруг его кресла, заглянула через его плечо на монитор. Он меня не заметил. Сидел, водя пальцем в воздухе, по некоторым строкам. Лицо серьёзное, взгляд усталый.

Монитор потемнел. Текст исчез. Появилось встревоженное лицо молодого парня в светло-голубой одежде. Он что-то сказал…

 

Оцарапанная зеркальная стена… что-то большое, серое, смятое… металлическое… в красных пятнах… и… и что-то ужасное на матовом белом тротуаре. В одной из красноватых луж отрезанная рука. Кисть. Белая кожа, тонкие пальцы. Какие-то прохожие почти все в светлой одежде робко обступили этот кусок металла, с ужасом или брезгливостью смотрели на красные пятна на его боках…

 

Мужчина вскочил и бросился из комнаты…

 

- Нэ! Синайдэ!

 

Дёрнувшись, распахнула глаза.

Обычная улица. Привычные здания. Солнце уже скрылось за кронами деревьев ближайшего сквера. Я, кажется, заснула, пристроившись головой на чьём-то плече. Кстати, рядом приятно пахло свежей выпечкой. С наслаждением принюхалась. Села. Бок пронзила острая боль. Невольно вскрикнула, прижимая к нему руку.

Парень, на плече которого умудрилась уснуть, вздрогнул, посмотрел на меня. Чёрные-чёрные глаза. Непривычные. Как бездна за дверью тёмной комнаты. Как ночная темнота.



Елена Свительская

Отредактировано: 06.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться