Ветер на ощупь

Размер шрифта: - +

(7)

***

Если бы я могла предвидеть будущее, то не стала бы дневать и ночевать в хранилищах, а уделила бы все свободное время сну и отдыху. Но о предсказаниях я знала немногим больше лунного упыря, поэтому дни и ночи напролет рылась в летописях. Чтобы вскоре понять: только в спорой работе над выпускной темой – мое спасение. Ибо после каникул у меня и практика началась, и обещанные Зю проблемы с ней.

Практике отводилось все послеобеденное время. И первое же занятие ввело меня в ступор. Я не смогла найти нить потока вообще. Раньше хоть что-то находилось – случайно, далеко не всегда нужное, но находилось. А теперь, когда в нитях возникла нужда, я старательно их искала, но руки постоянно проваливались в пустоту. И последующие занятия довели меня до паники. Нити упрямо не желали появляться – ни на третий день, ни на четвертый.

Я терялась в догадках, виня во всем природу сайхо и собственную недоразвитую сущность, а Эйрин напирал на последствия «штопки», которые на время отрезали меня от потоков. Я возразила, вспомнив, как разнесла дверь собственной комнаты. И ведь после инициации, казалось бы, все наладилось... но ненадолго. Теперь сила преподносила новые сюрпризы. Эйрин посоветовал мне не нервничать почем зря и не доводить себя до срыва.

С расстройства я просидела два вечера в хранилищах, начиталась ерунды, отвлеклась и на очередном практическом занятии наконец добилась своего. Нашла поток. Правда, не воровской. А, кажется, темных сумерек. В общем, разнесла случайно ристалище по камешку. От тренировочных столбов – только пыль и осталась. После чего меня, разумеется, с позором изгнали, в смысле – с ристалища, но уходила я в приподнятом настроении. Ну и что, что нужные потоки не нахожу? Зато сила нащупывается. А это обнадеживает.

 Странно, но глава ступени никоим образом на разрушение ристалища не прореагировал, хотя я ждала очередной выволочки и даже слова оправдательные заготовила. Но потраченное на них время пропало зря. А на следующем практическом занятии к нашему наставнику Экху присоединился наставник Нитис, ветер знает зачем. Они что, меня боятся? Ну, в общем-то, наверно, не зря...

День для практики выдался на редкость удачным. Снежные тучи рассеялись, и глаз радовало яркое солнце. Раньше всех отобедав и прибежав на восстановленное ристалище, я любовалась белоснежными сугробами, чьи пушистые бока искрились под солнечными лучами. Прежде я никогда не видела столько снега. На моем родном острове он выпадал лишь в дни середины луны и быстро таял, оставляя после себя сырость и слякоть. А здесь – настоящая снежная сказка, удивительный ледяной мир... Спящие дома, спящие башни, спящие в гавани корабли... А когда ветер взъерошивал сугробы, казалось, что и под ними ворочался с боку на бок кто-то большой и сонный.

– А-а, Яссмилина, – ко мне неслышно подошел наставник Нитис. – Что, готовишь нам очередную пакость?

– Да ветер с вами... – я смутилась и покраснела. – Я же не... я не... я...

– Не нарочно, – серьезно подсказал он, пряча руки в карманы.

– Да, совершенно... случайно, – под насмешливым черным взором я смутилась еще больше.

– Перекрестки... – почему-то вздохнул наставник. – Все с вами всегда... не так. А уж если это перекрестковая семейка... – и загадочно замолчал.

Я быстро сложила в уме два плюс два. Эйрина он знал точно, я видела Нитиса во сне-воспоминании. И, скорее, всего, знал Райдена – мглистый сумеречный же наполовину. И, вероятно, встречал еще кого-то из семьи. А теперь и я под ногами путаюсь. Подобное тянется к подобному? Закономерно.

Постепенно на ристалище собралось все звено учеников во главе с наставником Экхом. Последний, тот самый коротышка из приемной группы, смерил меня подозрительным взглядом и начал занятие. Повесив себе на грудь объемную суму, он велел каждому по очереди стащить оттуда то, что получится. Получалось не у всех, ибо сумка была заговоренной.

Наблюдая за попытками собратьев по звену, я пыталась разозлиться. В первую очередь – на себя, во вторую – на то самое, что со мной «не так». Вспомнив последние случаи, я заметила, что в порыве злости потоки находятся легко и сами собой. Да, в порыве злости – или... при угрозе жизни. И когда подошла моя очередь, у меня получилось. Правда, не то и... не так. С моих ладоней сорвались разноцветные шары, и наставник Экх вмиг покрылся рваными яркими пятнами с головы до ног.

Но на этом чудеса не закончилось. И следующие метаморфозы вызвали у наблюдателей приступ хохота. Наставник Экх неожиданно для себя оказался «счастливым» обладателем сине-красного хохолка и пышного хвоста из желто-зеленых перьев. Но что с ним случилось, пострадавший понял не сразу. Лишь когда увидел, сведя глаза к переносице, как нос сменяется широким багряным клювом. И его проняло.

– Это... что, а?.. Что?.. – возмущенно закудахтал наставник, нервно замахав... крыльями. И переступил с ноги на... лапку. Перепончатую.

Ученики хохотали громко, наставник Нитис – деликатно хмыкал в ладошку, а я – в растерянности хлопала ресницами. Что это?.. Если я не ошибаюсь...

– Это заклятье искусника, – ухмыляясь, подтвердил мои подозрения наставник Нитис. – Позволяет во время театральной постановки быстро, но ненадолго менять обличья – в зависимости от сюжета действа и отведенной роли.



Дарья Гущина

Отредактировано: 15.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться