Ветер подскажет

Font size: - +

Глава 1.2

Санотия. Иллирия. Главная площадь столицы. Тот же день.

Мальчишка сидел на заборе и с удовольствием грыз яблоко. Он выбрал именно этот забор не случайно, отсюда была прекрасно видна церемония.

Наметанный глаз легко различал в толпе профессиональных воров-карманников, шныряющих среди возбужденных людей. Тиль достал новое яблоко и улыбнулся, вечером отец наверняка устроит большую пирушку. И почему в Иллирии короли не умирают, раз по пять в году?

Наконец, церемония началась.

Толпа, собравшаяся поглазеть на мертвого короля, расступилась, и Тиль увидел огромный богато украшенный гроб. Странно, а ведь он всегда считал, что король Фориг маленького роста. Издалека казалось, что гроб плывет сам собой, чуть возвышаясь над головами королевских подданных. Но это была лишь иллюзия. Тройка лошадей, величаво переступая, тащила катафалк к месту сожжения. Королева Горжина распорядилась провести ритуал на главной площади столицы на глазах у тысяч иллирийцев.

Тиль на минуту отвлекся, услышав внизу ругань и шум драки. В пяти метрах от него, два здоровенных мужика тузили вихрастого заморыша лет десяти. Пацан вопил и отчаянно пытался вырваться, Тиль быстренько обкусал яблоко и прицельно метнул огрызок одному из мужиков, бородатому громиле в грязной рубахе, прямо в лоб.

Тот взрыкнул и, отпустив пацаненка, стал озираться в поисках обидчика. Мужика слегка пошатывало и, если судить по выражению налитых кровью глаз, он был изрядно пьян. Совершенно случайно, его взгляд зацепился за босые ноги Тиля. Очевидно, двенадцатилетний мальчишка, сидящий на не слишком высоком заборе показался ему достойным противником.

- Эй, ты! Щенок! – окликнул Тиля бородатый.

- Чего тебе, оркский выкормыш? – дерзко спросил Тиль. Его слова привлекли внимание второго любителя надрать уши малышам, низкорослого толстяка в богатом купеческом платье. Наверное, прозвище оркский выкормыш он принял и на свой счет тоже, что ж ему виднее. Забыв о пацане, который, кстати, тут же скрылся в толпе они подошли к забору и, задрав головы, озадаченно застыли.

- Что? Съели? Уроды! – хихикнул Тиль. Конечно, если им удастся снять его с забора, то наваляют ему не мало, но с другой стороны, он  защитил малыша, которого иначе забили бы до смерти..

- Это кто это тут урод? – взвился толстый и грозно потрясая кулаками потребовал. – А ну, слазь немедля, не то уши оторву и сожрать заставлю!

- Ну! – радостно подтвердил бородач и осклабился, очевидно, считая свою гримасу веселенькой улыбочкой.

- А вот ты сам ко мне сюда залезь, да до ушей моих дотянись, а потом и вякать станешь,  - предложил Тиль толстяку, а бородатому заметил. – А ты рожу-то не криви. Эк тебя перекосило. Как с малолетками драться так герой!

- Он спер у меня кошелек! – пожаловался толстый и в доказательство своих слов шарахнул себя ладонью по брюху с правой стороны.

- Ну! – очень содержательно подтвердил бородатый.

- И правильно сделал! На кой черт он тебе? Брагу пить, жрать, да баб тискать? А пацан может, неделю не ел? Отнесись к этому как к пожертвованию, - предложил Тиль. На что толстый ответил:

- Я не обязан кормить всех оборванцев столицы! Вон вас сколько!  Девки-шалавы ложатся под кого попало, а потом, пожалуйста, яблоку негде упасть, кругом одни ублюдки. Сам-то, небось, тоже от такой родился?

- Ну, - с готовностью согласился бородатый.

Тиль вспомнил свою мать красавицу-полуэльфийку  и не выдержал. Он забыл о том, что их двое, а он один; что на их стороне сила, а он умеет только злословить... Он спрыгнул с забора и с яростным ревом боднул головой толстого и заехал ногой в пах бородатому. Тот взвыл, прижал обе руки к промежности, и жалобно скуля, осел на землю. Тилю понадобилось меньше секунды, чтобы заметить это, затем он развернулся к толстяку и замер, растерянно хлопая глазами.

 Высокий светловолосый мужчина уложил толстяка носом в землю и уселся сверху. Щеку нежданного соратника пересекал безобразный шрам, утекающий под шелковую щегольскую рубашку. Он подмигнул Тилю и обернулся, что бы взглянуть на бородача поверженного мальчиком. При этом кожа на его шее натянулась, и из ворота рубашки выглянул скорпион, рассеченный шрамом надвое.

Увидев татуировку, Тиль вытаращил глаза и непроизвольно сглотнул. Лучший наёмный убийца Иллирии. Вот уже пять лет, как отец отдавал все самые важные и дорогие заказы этому парню. Мальчишка еще раз вгляделся в своего спасителя. Светловолосый, ши­рокоплечий, у него был высокий лоб, перечеркнутый двумя морщинками прямо посередине. Взгляд колючих серых глаз из под широких светлых бровей казался сумрачным и угрюмым.

Лэн Логан.

Лэн Скорпион.

Человек, именем которого матери пугали детей, тот, кого боялся, говорят, сам покойный король. Лучший друг отца Тиля.

- Ты вырастешь воином, приятель, - улыбнулся Скорпион, но вопреки ожиданиям Тиля, в этой улыбке не было ничего хищного и коварного, просто хороший человек улыбнулся хорошему человеку.

- Да, ладно, - отмахнулся Тиль. – Без тебя я бы не справился. Кстати, я Тиль, сын твоего друга Большого Гошера.

- Что ж, всегда рад познакомиться с сыном своего друга. А ну не дрыгайся, - прикрикнул он на толстяка. Тот попытался возмутиться, но Лэн не стал его слушать. Он покрепче ухватился за  волосы толстяка  и с силой шарахнул его лбом о мостовую, тот всхрюкнул и замер. После этого Лэн встал и повернулся к бородатому. Скорее всего, тот узнал нежданного защитника Тиля, потому что хмель из его головы выветрился и он, продолжая баюкать свой пах, начал всхлипывать и жалобно хныкать. Лэн склонился над ним и критически осмотрел, затем повернулся к Тилю и заметил:

- Н-да, с ударом ты, парень, не поскупился. Пошли отсюда.

И они бок о бок удалились с места побоища. 



Эйрена Эн

#15479 at Fantasy

Text includes: принцесса, эпическое

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: