Вьетнамская сказка

Размер шрифта: - +

Глава 9. Последствия

С такими мыслями я просидела еще около десяти минут. Положение было не совсем радостным. Становилось темнее, холоднее и грустнее от того, что я здесь была в одиночестве, и, судя по всему, никто не хотел приходить за мной.

Только я собралась подняться с места, чтобы уже, наконец, добраться до заветной вывески одной из кафешек, где можно было бы хотя бы согреться, как услышала знакомый голос:

- Кира!

Резко обернулась, не веря своим ушам, и облегченно выдохнула, увидев сначала приближающийся силуэт, а заем и лицо, ставшее вдруг таким родным. Губы сами собой расплылись в благодарной и облегченной улыбке, а ноги подкосились, и я обратно плюхнулась на скамью.

- Ты почему не в автобусе, девочка моя? – запричитала Лариса Петровна, оглядывая меня с головы до ног.

- Да вот, Никита просил вас дождаться, - я затараторила, ощущая, как стучат зубы. То ли от волнения, то ли от холода. – Остальные не выдержали и ушли, а я решила остаться.

Женщина села рядом и крепко обняла меня, немного согревая. Спустя пару секунд мне на плечи легла согретая джинсовая куртка. Я попыталась отдать ее обратно.

- Но как же вы?

- Да все хорошо, пока не холодно, - она поднялась и протянула мне руку. – Пойдем, а то ночью сидеть в незнакомом городе довольно-таки опасно, Кирочка.

Несмотря на то, что все это было сказано грозным тоном, я успела заметить, как в ее глазах пляшут смешинки, и улыбнулась, протянув руку. Ладонь женщины были теплыми, а сила, с которой она меня подняла, удивительной для ее возраста. Не выпуская моей руки, она потянула уверенно пошла вперед, по пути ругаясь на Никиту и своих нерадивых подопечных:

- Вот стоило отвернуться на несколько минут, и все, оставили девочку одну-одиношеньку, - она ненадолго повернулась ко мне, чтобы заверить: - Ух, сейчас мы им устроим, Кира, ой, как устроим. Мало не покажется!

В голове даже пронеслись картинки того, что и как мы им будем устраивать, и от этих мыслей стало еще теплее. Настроение благодаря этой солнечной женщине начало оттаивать и постепенно подниматься вверх по термометру. Мы прошли вдоль затихающей улицы, которую сейчас, когда город почти утонул в ночи, я почти не узнавала, и свернули за угол.

Как пообещала Лариса Петровна, здесь нас должен был ждать…

- Автобус, - выдохнула я.

Его не было.

- Вот ведь ироды! – воскликнула женщина. – Ну, я вам сейчас устрою.

Она достала из кармана телефон и быстрыми движениями набрала какой-то номер.

- Алло, вас беспокоит один из гидов с сегодняшней экскурсии, - в трубке, видимо, что-то ответили. – Да, мне очень хотелось бы узнать, где сейчас автобус, который должен был дождаться всех, я повторюсь, абсолютно всех пассажиров?

Снова послышался голос оператора, с которым вела беседу Лариса Петровна. Я, стараясь не мешать, стояла молча и разглядывала небольшую парковку, на которой мы оказались. Где-то за нашими спинами еще слышался шум центральной части города, но здесь, в этом закутке, было довольно тихо, и ночь теперь казалась, скорее, таинственной, а не пугающей, как это было на площади.

- Что, простите? – воскликнула гид. – Ищут ее, значит! – я прислушалась, понимая, что речь идет обо мне. Внутри что-то шевельнулось, и мне не до конца удавалось понять, что именно. С одной стороны, было приятно, что меня все-таки потеряли. С другой – теряли как-то слишком долго, и обида на это успела засесть за те полчаса, что я ждала помощи, прочно. – Так вот, передайте им, что я ее нашла. Пусть едут обратно на парковку и забирают нас, а то я обязательно напишу жалобу на вашу компанию и на компанию тех, кто является ответственными за безопасность этой замерзшей и испуганной девочки!

Я невольно усмехнулась, поражаясь железной хваткой этой женщины. То, каким тоном она разговаривала с оператором, не оставляло никаких сомнений: жалоба будет написана, если прямо сейчас не исполнят все ее требования. Думаю, если она попросила бы сейчас для нас отдельный пятизвездочный отель с номером люкс на этот вечер, то ей бы обязательно его предоставили.

Повезло же Вадику с такой мамой. Вот уж с кем точно не пропадешь. Пока я, продолжая улыбаться и наблюдать за Ларисой Петровной, стояла все тем же столбом, которым пришла сюда, женщина успела еще что-то сказать оператору и отключилась, злобно топнув своей крохотной ножкой.

Ее лицо сейчас выражало максимальную степень раздражения. Но стоило ей повернуться ко мне, как агрессия во взгляде сменилась теплотой, морщинки разгладились, а губы разъехались в широкой улыбке. Она подошла ко мне, внимательно всмотрелась в мое довольное лицо и потерла плечи:

- Согрелась, Кирочка? – я кивнула и сделала еще одну попытку отдать ей куртку, но мне снова не дали этого сделать. Вместо этого она плотнее укутала меня и повторила: - Ух, мы им сейчас покажем. Обязательно покажем! Никита получит по первое число!

Как только она это произнесла, из-за угла вывернул знакомый автобус, вызвавший у меня очередной вдох облегчения. Когда он остановился и заглушил мотор, Лариса Петровна бодрым шагом направилась к двери.



Карина Калимуллина

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться