Вьетнамская сказка

Размер шрифта: - +

9.1

Судя по тому, как бойкая гид воскликнула «Никита!», когда дверь отъехала в сторону, жертва сама прискакала в руки карателю. Пока Лариса Петровна возмущалась под виноватое молчание моего куратора, я все-таки сняла с себя куртку и подошла к ней.

Женщина не оставила меня без внимания. Сразу притянула к себе и дала Никите еще раз понять, как сильно он виноват в произошедшем.

- Кира, как послушный турист, ждала тебя там, где ты и сказал. А ты что?!

До этого я не решалась поднять взгляд на парня, хотя успела заметить, когда подходила, что в разгоревшемся скандале заинтересован весь автобус. Пассажиры чуть ли не вываливались наружу вслед за Никитой, а водитель и вовсе подпер подбородок кулаком, с интересом слушая, что будет дальше. Самое забавное в этой ситуации было то, что иностранцам успевали переводить гневные и порой не самые цензурные высказывания Ларисы Петровны.

- Прости, Кира, - вздрогнула от голоса, раздавшегося прямо рядом со мной. – Виноват.

Оказалось, женщина успела меня отпустить, пока я ушла в свои мысли, и ее место занял Никита. Он стоял на расстоянии пары шагов и пытался поймать мой взгляд, не делая попытки прикоснуться. Я все-таки подняла голову, теребя в руках куртку, которую все никак не могла отдать, и посмотрела ему в глаза.

Обиды не было. Было только сожаление о том, что все странные недомечты о защите и надежности, которые только начали формироваться в моей голове после нашего момента несколько часов назад, рухнули, когда я сидела на скамейке, оставшись одна и не зная, как мне добраться до отеля.

Пожалуй, теперь другом этого отпуска и человеком, с которым мне бы хотелось проводить время, стала Лариса Петровна.

Никита ждал, а я думала, как бы лучше ответить. Невольно прикусила губу, пытаясь подобрать слова, но потом поняла, что подбирать их нужно отнюдь не мне. Поэтому, выдохнув, произнесла:

- Прощаю.

И, все-таки отдав куртку остолбеневшей Ларисе Петровке и поблагодарив ее еще раз за спасение и поддержку, обошла обоих гидов и поднялась в автобус, где пассажиры разом заняли свои места, как будто никому не было дела до того, что творилось внизу.

Взгляд как-то сразу остановился на Кирилле. Руки парня были привычно сложены на груди, но взгляд направлен не в окно, а на меня. Остановилась рядом с ним и только сейчас в полумраке заметила, как сильно сжата его челюсть. Переживает или злится?

- Прости, - одними губами произнес Кирилл, выбив из меня дух.

И тут же зажмурился, словно эти слова дались ему с трудом, и отвернулся к окну. Не дожидаясь моего ответа. Видимо, думал, что я разозлюсь и не захочу прощать его, а сразу объявлю войну, не оставляя никаких шансов на перемирие.

Но сейчас я простила и его. Слишком много во мне было усталости, которую подарил этот день. Поэтому я просто прошла мимо и уселась на свободное место, где не было пассажиров, сняв сандалии и забравшись с ногами в кресло. Когда вошли Лариса Петровна и Никита, не заметила, просто услышала, как закрывается дверь.

Водитель погасил слабый свет и завел двигатель. Автобус поехал в отель.



Карина Калимуллина

Отредактировано: 22.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться