Веточка(вук и Вирга)

Размер шрифта: - +

Глава 19

В ожидании дальнейших указаний Вук, Вирга и Ель, проводили свои обычные будни. Им не терпелось поскорее со всем этим закончить, но действовать без дальнейших указаний было бы глупо и не осмотрительно. 
Троица проводила праздные будни, шатаясь вечерами после удачно провернутых делишек по городу. Они уже давно отошли от таких мелких дел, как воровство на рынке. Могли, конечно, из-за скуки и этим заняться, но основной сферой их деятельности стало воровство денег и украшений из богатых домов. Так что особо бедствовать они перестали, хотя все же продолжали жить в логове. Оно было идеально, и полностью им подходило. Главным его плюсом было то, что о нем ни кто не знал.
 Но беда пришла оттуда, откуда ее никто и не ждал. 
Прогуливаясь вечером по площади, они забавляли себя как могли. Подойдя к играющим бродячим музыкантам, они принялись подпевать и пританцовывать. У Веточки был красивый, хорошо поставленный голос, отработанный за годы занятиями магией, а тело было гибким, движения легки и пластичны, за счет не самого праведного образа жизни. Воровство дело тонкое. Без хорошей подготовки и сильного тела, рискуешь быстро встретиться с Госпожой Порогов. 
И надо же было именно сегодня Веточке не озаботиться сажей на лице, полагаясь на их заработанную репутацию и Еля за плечом. 
Ее углядел проезжающий мимо аристократ. Привыкший всегда получать все что хочет и всегда это получающий. Любыми способами. Высунув голову из кареты, он подозвал к себе девушку. 
Он предложил ей денег за проведенную в его объятьях ночь, но получил отказ. Он не смирился с этим, была задета его гордость. Причем не первой красавицей или красавцем двора, а нищим женоподобным пацаненком! Этого он стерпеть не мог. 
Вечером следующего дня, Вирга в одиночестве прогуливалась по городу. Ель убежал по зову своего либидо, а мышонок решил сегодня воздержаться от прогулок и хорошенько отоспаться, так как ночью планировал лететь на разведку. Он должен был изучить очередную жертву их ограбления и доставить эту информацию им. Вот и гулять ей пришлось одной-одинешенькой, на ее больную голову. А голова у нее и вправду заболела, правда чуть позже, после того как на нее опустилась тяжелая дубинка. 
Проснулась она в красиво убранной круглой комнате, с потолка свисала вычурная люстра, а сам интерьер был представлен в темно коричневых и багряных тонах. Она лежала связанная на, не мысленно мягкой кровати, сверху нависал балдахин. У нее неимоверно болела голова, а сухость во рту была будто в пустыне Сааха, о которой рассказывал один наемник, что как он утверждал объехал весь этот мир. 
Проснулась она от того что по ней елозил своими мокрыми губами недавний наглец, предложивший ей постель за деньги. 
На нем были одни портки, так что она могла спокойно разглядеть его кривые, волосатые ноги, тщедушное тело, его плечи были уже, чем у подростков, а руки веточки с узкими ладонями не когда не держали не чего тяжелее своего хозяйства. К несчастью аристократа, связанными были у девушки только руки, а потому ей не составило большого труда извернуться и заехать промеж его ног со всей силы. Аристократ взвыл и скорчился на подушках рядом с ней. Обе ее руки были связаны у нее над головой. К ее большой удачи, связали их не по-отдельности, а вместе. А потому, освободиться для нее было легче легкого. 
Развязав руки, она села сверху своего похитителя придавив его к кровати. Посмотрев ему в глаза, она произнесла легкое, еле заметное заклинание внушение. Она заставила забыть его забыть о ее существовании. 
Но везение не может длиться вечно, в комнату ворвалась служанка и застав их весьма интересную картину принялась кричать, что хозяина убивают. Пришлось Веточке птичкой сигать в окно, а высота там была не малая. Кое-как поднявшись, она понесла вверх по улице, сзади раздавались звуки погони. Что бы оторваться от нее она впрыгнула в проезжающую мимо карету. Повернув голову, юная ведьма потеряла дар речи. На нее насмешливо смотрели такие знакомые, синие глаза. Вот везет ей на дружбу с голубоглазыми мужчинами. 
-Фил…- услышав свое имя, мужчина нахмурился
-Веточка – выдохнул граф, признав свою старую знакомую. 
-Привет! – девушке было неловко, с одной стороны ей хотелось полезть к нему с объятьями, с другой, они так долго не виделись…
Фил же тоже не знал как себя вести дальше, в его воспоминаниях она осталась маленькой рыжей шалуньей, чей смех колокольчиком разноситься по всему лесу, а длинные огненные пряди всегда заплетены в сложную косу, а сейчас перед ним сидит коротко стриженое создание, не пойми смазливый мальчик или все же девочка. Лишь зеленые глаза и мягкая улыбка напоминают о той Вирге, что он знал.
-Эм. Ты тут, какими судьбами? - решила начать диалог ведьмочка, неловко сложив руки на груди
Это было не самое ее лучшее решение, так как рубашка обтянула лишенную бинтов грудь, очерчивая ее и напрягшиеся от прохладного воздуха, что через раскрытое окно кареты забирался ей под рубашку. Мужчина неловко отвел взгляд. 
-Я здесь по государственным делам. А вот какими судьбами ты здесь? 
- Тоже по делам.
- Ясно
-Ясно
Неловкая пауза затягивалась. 
- Ну, я, пожалуй, пойду. 
-Ага
Открыв дверь идущей на всем ходу кареты, она выпрыгнула в знакомый переулок и скрылась в ночи.
Вернулась домой Веточка как в тумане. Ей было грустно и хотелось плакать. Ее очень задело холодное отношение старого друга. 
Вук с Елем пытались утешить девушку, отвлечь ее беседой, развеселить шуткой, да все уходило в никуда. Плюнув Ель, схватил ее в охапку и усадил к себе на колени, принявшись покачивать. Вук устроился у нее на руках мягким комочком и принялся фырчать подобно ежикам. 
Они так и заснули, втроем увалявшись на одну кровать, не смотря на то, что в логове она была уже не единственная. 
Вернувшись в выделенные ему во дворце покои Фил начал корить себя за подобное поведение. Он не должен был так легко ее отпускать, и тем более, позволять выпрыгивать из кареты на ходу. Он не ожидал ее здесь увидеть. Все-таки, это не то место, где стоит находиться маленьким ведьмам, да и взрослым тоже. Но это не как не оправдывает его глупого поведения. В итоге мучаемый совестью он провалялся без сна всю ночь. Ему удалось успокоиться лишь под утро, приняв решение, чего бы ему ни стоило отыскать девочку и отправить ее домой. 
В тоже время, что и распрощались старые друзья, на другом конце города, мужчина не приметной внешности расхаживал по своему кабинету из стороны в сторону. Ему не спалось. Что-то его беспокоило, но что он понять не как не мог. Глава инквизиции привык доверять своим ощущениям. 
Он налил себе в бокал рубиновой жидкости, и сел в кресло у растопленного камина. Глядя на игру пламени, что отражалась от его бокала с вином, ему вспомнились события семнадцатилетней давности. 
Он, еще тогда юный неофит, помогал своему наставнику в поимке злобной ведьмы, на которую так часто писали доносы проклятые ею мужчины. 
Они поймали ее. Еще не одной ведьме не удавалось скрыться от суда божьего. 
Ведьмой оказалась, юная, шестнадцати летняя девушка. Она была подобна самой богине что покланялись не просвещённые люди. Ее длинные, алые, словно пламя волосы, мягкими волнами спускались до самых пят. Мягкий голос мог убаюкать любого. Ее высокая, упругая грудь дразнила взгляд и либидо любого мужчины, кто посмеет опустить взгляд. Округлые бедра сводили с ума. А в глазах, цвета вереска, утонул не один мужчина. Не обошла и его стороной эта учесть. 
А ведь его учитель предупреждал. Но кто слушает старших? Вот и он не послушался и взглянул. 
Она его заворожила. А он как идиот, кинулся в этот омут с головой. 
Он приходил в ее темницу, и слушал ее песни, вел беседы на самые разные темы, а какие страстные у них были ночи! Все закончилось резко. 
Однажды он проснулся и обнаружил себя прикованным ее кандалами. Не было ни его одежды, ни ключей, ни денег ,ни самой ведьмы. Его полный отчаяния и злобы крик разнесся по всей тюрьме. 
Его выпустили лишь через три дня. Они оставили его там, в качестве наказания. 
Он нашел ее через одиннадцать месяцев. Для этого ему пришлось рыть носом землю. Эта наглая девка пряталась у него под носом. Даже не покинула Нуар. 
У нее на руках был маленький ребенок. Она лгала, что это от него. Но то он не поверил. Его отец часто повторял ему 
«Не верь словам шлюхи, клятвам пьяницы и улыбки констебля»
 Всучив младенца своему ныне покойному другу, он привязал ее к кровати и сжег вместе с домом. 
-Что будем делать с младенцем? 
-Кинь его в костер, или отдай свиньям. Пусть сожрут. 
Развернулся и ушел. Не оглядываясь на пожар и суетящихся вокруг людей. 
Вынырнув из воспоминаний он потер переносицу, отставив так и не допитое вино отправился досыпать.



Диги Ишхас

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться