Везде чужая

Font size: - +

Глава 18

Как бы ни хотелось отсрочить роковой день, он всё же наступил. Соню с утра преследовало гнетущее чувство обречённости, но сомнений больше не осталось. За минувшую ночь она окончательно решила, что станет делать.

Ей почти не удалось уснуть, а те недолгие минуты, когда дрёма всё же подкрадывалась, были наполнены кошмарами. Она от кого-то убегала, пряталась, но каждый раз безуспешно; внезапно обнаруживала, что все её способности исчезли бесследно, и наоборот, не могла совладать с магическим даром и бессильно наблюдала, как по её вине погибает и рушится всё вокруг; нападала и защищалась; пыталась выполнить возложенное на неё поручение и в первое же мгновение выдавала себя… А неподалёку неизменно парила птица с разноцветными крыльями, золотым и чёрным.

Она пугала ничуть не меньше явных угроз, и Соне понадобилось время, чтобы понять – та вовсе её не преследует. Лишь наблюдает со стороны, раскинув крылья, и чего-то ждёт. Ждёт, не захочет ли Соня укрыться под её крылом – в какой-то момент поняла девушка. И она хотела, она точно знала, что стоит только юркнуть под гостеприимно раскинутые перья, и всё сразу прекратится. Не будет больше ни преследования, ни сомнений, ни страха. Но что будет, она не знала. И это заставляло растягивать кошмар до бесконечности, вырываться из одного и тут же попадать в другой, но так и не сделать выбор.

Умом она понимала, что нужно стать под солнечно-золотистый свет, позволить обнять и укрыть себя им, но почему-то это казалось невыносимо пугающим. Невозможно было поверить, что это сияние её не испепелит, не раздавит ещё более жестоко, чем это способен сделать любой из преследователей.

Её манила ночная чернота другого крыла. Она обещала невидимость, затишье и покой. Соня чувствовала, что за такой приют придётся платить, платить серьёзно, чем-то более значимым, чем она готова, но сейчас это не представлялось весомым поводом, чтобы отбросить подобный вариант.

Разум заставил вспомнить неизвестно откуда впитанную уверенность, что самый простой путь обычно оказывается ошибочным, и только поэтому она не решилась броситься в спасительный мрак… Не решилась хоть на что-нибудь.

Конец очередного кошмара позволил в очередной раз вырваться в реальность, и Соня резко села, а потом и встала, и принялась бесцельно расхаживать по комнате до самого рассвета – лишь бы не засыпать больше.

Но к утру она знала, как поступит. Не могла лишь сказать, означает её выбор свет или тьму, но это уже не имело значения.

Придуманный план оставлял ей надежду на спасение и позволял не принести никому прямого вреда. Об отдалённых последствиях Соня старалась не задумываться, понимая, что всё равно знает слишком мало, чтобы строить здравые предположения.

Девушка без всякой надобности одёрнула платье, потом поправила волосы и только когда больше занять руки оказалось нечем, недовольно нахмурилась. Давняя привычка в моменты беспокойства теребить что-нибудь в руках давала о себе знать. Впервые тяга гроэнвурцев к удобству показалась Соне чрезмерной. Ей бы сейчас совсем не помешала какая-нибудь сумочка или веер – что угодно, лишь бы это можно было бессмысленно носить с собой весь вечер.

- Волнуешься? – Алесдэйр, без стука вошедший в гостиную, заметил её манёвры.

- Никогда не видела живых королей, - Соня глупо хихикнула и тут же прикусила язык, ужаснувшись, какую чушь она несёт.

- Я всё время буду неподалёку, - ободряюще произнёс Алесдэйр.

При других обстоятельствах она бы обрадовалась поддержке, но сейчас услышанное обещание заставило испугаться ещё сильнее.

- Вот уж всё время не надо, - пробормотала Соня, представив, насколько сложнее окажется исполнить задуманное, если кто-то станет не сводить с неё глаз.

- Что?

- Спасибо, - уже громче сказала она.

Алесдэйр смотрел на неё с привычной доброй улыбкой, и Соню вдруг охватила тяжёлая, давящая тоска. Она знала, что всего через несколько часов он посмотрит на неё в лучшем случае с презрением, если не с ненавистью. От понимания, что это будет заслуженно, становилось лишь хуже. Как и при мысли о том, что она не только обманывает его доверие, но и собирается втянуть в неприятности.

Другого выхода Соня не видела. О том, что она сумеет самостоятельно выбраться за пределы дворца и улизнуть из города, не могло быть и речи. Значит, после того как поднимется переполох, ей придётся честно обо всём рассказать Алесдэйру и просить его о помощи. В том, что он не откажет, Соня была уверена – из-за Кэррайны. Как бы Алесдэйр ни отнёсся к происходящему, подставлять мать под угрозу разоблачения он не станет.

Оставалось только надеяться, что должность помощника первого советника достаточно значима, чтобы представители тайной службы не решились допрашивать его одним из первых. Его – и ту, за кого он поручится.

Соня помотала головой, отгоняя непрошеные мысли, чтобы не выдать себя раньше времени.

- Спасибо… - повторила она, с досадой отметив, что голос всё-таки сентиментально дрогнул. – Вообще за всё. И… знаешь, я всё это время, с самого начала просто хотела вернуться домой. Если бы только я могла выбирать, я… Я никогда не оказалась бы за пределами школы, и ничего бы этого не было…

- Да что с тобой? – Алесдэйр шагнул ближе, удивлённо вглядываясь в её лицо. Такую нервозность уже сложно было списать на обычное волнение перед ярким событием. – Ты так говоришь, будто мы прощаемся. Соня, это всего лишь праздник. Ты побудешь в центре внимания всего пару минут, пока тебя представят – и всё. А уже к утру мы вернёмся домой.



Рада Мурашко

Edited: 17.03.2018

Add to Library


Complain