Везучая. Книга 1.

Размер шрифта: - +

1. Загрузка. Река Сылва.

Полуденное солнце раннего августа щедро палило, развешивая слепящие занавеси из лучей. Ровно шумел несильный ветер. Сверкала река, переливаясь зеркальными полотнищами. Мимо плыли близкие берега, луга переходили в березовые рощи, а рощи соседствовали с обрывами, покрытыми ельником. Речная кромка лохматилась бородой из водорослей.  Течение неспешно проносило мимо обрывки бороды – клочковатые зеленые комки и пузыри лягушачьей икры. Волна периодически хлюпала о борт лодочки-надувнушки. Босая нога, задранная на оранжевый скат, странно смотрелась на фоне непролазного ивняка у самой воды. Но маяча в поле зрения, она не позволяла совсем провалиться в полуденную дрему, нагоняемую и неспешным течением, и яркими бликами солнца, и ровным шумом леса.

«Эй, подруга, ты ваще-то  по реке плывёшь, одна, на незнакомом фарватере, и неплохо бы посматривать по сторонам внимательно», - напомнила себе Анжела. Но все равно клонило в сон. Все было так мирно, неспешно, томно, и она такая вся томная развалилась посередь реки в лодке.

Все бы ничего, но лодочка крошечная, в ней хватало места ровно для ее немаленькой попы и двух рюкзаков, тщательно привязанных к веревкам бортов длинными капроновыми ремнями с карабинами.  Да, ноги не влезли, пришлось их закинуть на крутые борта надувнушки, и так плыть. Со стороны смотрелось… странновато. А Анжеле было все равно. Ей было ХОРОШО! Впереди еще километров 10 со всеми хитрыми извивами реки. Вот когда начнутся мели и перекаты, - это часа через три, говорил Эдя, - вот тогда надо стать повнимательнее. А пока – все тихо и безопасно.

Эх, балдеж. Хорошо-то как. Впереди еще полдня на крайне неспешное созерцание проплывающей природы и кайфовое забытье, все больше отделяющее сознание от урбанистического гула и суеты. Большой шумный Екатеринбург остался где-то там, в далеком прошлом. Аж вчера!

А между городом и рекой в сутки пути уложились две электрички, на которых группа, с которой ехала Анжела, добралась до станции Шумково. И сама станция с ее бегающими по лужам курами и маленьким магазинчиком. И пыльная жаркая дорога, где их подобрал и подбросил до места сбора КрАЗ с разговорчивым водителем, настойчиво пытающим «туристов» на предмет встречи с НЛО. И даже пустая в полдень деревня Молебка, с крутыми глинистыми улицами, на которых кроме баранов да коз никого не видать, крутой спуск к броду. А там на галечном берегу нашелся нескладный длинноногий Эдя, одетый в штормовку. Он накачивал свою надувнушку с помощью простейшего насоса типа «лягушка», и после недолго обсуждения отправил Анжелу вниз по реке вместе с частью вещей. Отчаливая и ме-е-едленно отплывая вдаль, она смотрела на спины друзей с высокими рюкзаками, бредущие сквозь  зеркальную сверкающую  гладь к другому берегу.  Как будто и не было этих сумасшедших и горьких десяти лет  смертей, болезней и похорон, за которые большая семья Анжелы просто исчезла. Как будто начиналась новая жизнь!

Начало августа. Полдень. Солнечные занавеси и блики на реке. И ровный шум ветра. И безмятежность.

Ну а чего бояться? Сылва – хоть и изрядно виляет, но все же одна из самых безопасных рек, не зря же многие начинающие сплавщики отправляют свои катамараны вниз именно по ней. Тем более ей не надо плыть ночью, искать удобное место для лагеря, разгонять зверье и змей, лазать в поисках сушняка. Все уже будет готово к прибытию. Доплывет только к вечеру, и товарищи, ушедшие по короткой дороге, давно уже будут высматривать лодочку с крутого мыса, куда Анжела поднимется по ступенькам, вырезанным в глинистом берегу. К костру и горячей еде…

А ни почему. Просто Эдя решил показать реку, она ж столько ныла, что ни разу не плавала. А лодочка-то маленькая и одна. И пофиг, что чистого веса в Анжеле под 100 кг. Несмотря на такую эпатирующую общество фигуру, у нее было много любящих друзей. Таких же легких на подъем и готовых на всяческие авантюры, как и она сама. Ну а не тащить свои сто плюс рюкзак, плюс палатка по тягуну,  вывалив язык на плечо – это знатный бонус. Анжела была уверена, что за предстоящие две недели по любому скинет килограммов 6-10, как обычно. Если бы можно было, она бы все лето не вылезала из Аномальной Зоны. И осень тоже. Когда еще она была помоложе и свободна как ветер, как-то раз с подругой больше 3х месяцев жили в лесу, и уехали в город только, когда на почве стало ниже +9. Незабываемые времена.

Река в очередной раз повернула, подав лодочку, словно официант счет на подносе, в тень высокого скалистого берега, резко обрывающегося в воду серой слоистой стеной. Течения тут почти не чувствовалось, ровная темная вода. Глубоко, наверное. Стараясь побыстрее выбраться из неуютного места, Анжела взялась за весла. Ее задранные почти на уровень головы ноги ничуть не мешали грести, хотя она и была упакована как килька в томате между бортами лодки и рюкзаками. Все продумано. Все тлен и суета сует. «Кому тут на меня любоваться-то?..» - рассуждала Анжела.

И так, лениво подгребая, миновала глубокое место под скалой и снова выбралась на солнце. Благодааать… Выключила внутренний диалог – как будто он тоже остался где-то там, на берегу Сылвы, возле брода. Голубое небо с редкими купами облаков.  Просто небо. Оммм[1]… И ровный ветер.  Ауммм… И ни единой мысли.

Часам к трем-четырем дня река широко разлилась, стала делиться на притоки. И тут из старицы, заросшей кувшинками, выплыла плоскодонка с двумя рыбаками. Они о чем-то переговаривались, река доносила голоса, но ни слова было не понять. Сети проверяют. Эх, вот бы рыбки ребятам привезти, ухи бы наварили, размечталась Анжела. Вот только людей она  больше опасалась, чем леса. Кто их знает, этих мужиков, чего от них ждать! В который раз пожалела, что никогда не предпринимала попыток научиться нормально рыбу ловить. Всегда занятий было много, но порой мечталось – разгрести все дела, уволиться отовсюду, маму уложить в больничку под профессиональный присмотр, и рвануть с Эдей в Карелию, он так аппетитно рассказывал про тамошнюю рыбную ловлю.



Анна Эфес

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться