Везучая. Книга 1.

Размер шрифта: - +

5. Второй сон-воспоминание. Кибер.

(так и тянет написать «второй сон веры павловны» :) вот прям не знаю, как лучше главу назвать…)

 

– Анжелина Витальевна, благодарим, что откликнулись на наше приглашение, – с дежурным радушием улыбался лысеющий загорелый мужчина довольно приятной наружности. Он восседал за столом, не совсем типичным в наше время – широким, с непростыми изогнутыми ножками, с закругленными углами. Позади него стояли шкафы с книгами и документами, слева трепетала в открытом окне легкая штора, под которой на подоконнике цвела чудная бегония.

– Здравствуйте.

– Присаживайтесь, – мужчина указал рукой на удобное кресло с деревянными подлокотниками, обитое зеленым плюшем. Анжела села и наконец-то расслабилась, это вам не современные пластиковые монстры. Приятно, черт возьми. Да, ее тут явно ждали

Сейчас начнут мозги компостировать, подумала она, явно все неспроста – и уютный кабинет, и приятное кресло, каких не ставят в приемных, и радушный перец напротив.

Ну да, перед смертью не надышишься...

– Анжелина Витальевна, наш научно-исследовательский центр при институте мозга человека Российской Академии Наук в связи с предстоящей вам операцией хочет предложить…

Похоже, этот человек не любит ходить вокруг да около. Никаких виляний, предисловий, чай-кофе-потанцуем, сразу быка за рога.

И ей это понравилось! Утомили уже интриганы, что прямым текстом не могут и двух фраз сказать.

– …некоторую сумму, пусть не очень большую, зато в течение вполне определенного времени.

Анжела молча смотрела на него, взглядом поощряя к разговору. Человек нисколечко не нервничал, излагал ситуацию спокойным ровным голосом.

– Ваш врач, наверное, вскользь коснулся вопроса, по которому мы вас пригласили?

– Это было слишком неопределенно, - уверенно ответила она.

– Мы проводим исследования, смею заметить, очень важные и перспективные, касающиеся кибернетизации человека. Вас не зря попросили подписать договор о неразглашении всего, что здесь прозвучит. Сами понимаете, это связано и с коммерческой и с государственной тайной.

Анжела кивнула, хотя могла бы сказать, что пока ничего секретного не прозвучало.

– Что вы знаете о кибернетизации человека?  – вдруг спросил загорелый собеседник. «Наверное, недавно с моря приехал, - с вдруг проснувшейся завистью подумала Анжелка. - А ведь я могла бы вместо операции тоже поехать, все равно подыхать!». Конечно, она  могла бы ему ответить, что  не любит экзаменов, но по своему обыкновению послушной овцы открыла рот и ответила:

– Киборг - это живой организм, снабженный дополнительными кибернетическими элементами, которые могут как заменять потерянные органы, так и служить дополнительными. Кибернетизация – дополнение организма с помощью искусственно созданных элементов.

Шпарила, словно по учебнику. Похоже, ее собеседник остался доволен таким ответом.

– Верно! – воодушевился он. – Например, слуховой аппарат, к которому мозг адаптировался уже настолько, что человек забывает о его существовании, тоже можно причислить к кибернетизации организма.

«Вот так поворот. Похоже, хотят из меня белую мышь сделать товарищи ученые. Елки, не дадут сохнуть спокойно!».

– Видите ли, прогнозы вашей операции самые благоприятные. Сердце у вас здоровое, травм никаких нет, почки и печень в норме, нервы крепкие. Нам нужен испытатель нашей новой разработки, которой еще о-очень далеко до выхода в свет. Да, это связано с некоторыми неудобствами, однако вы будете получать вознаграждение ежемесячно, вне зависимости от того, болеете ли вы, в городе ли вы или в деревне, спите или лежите под капельницей.

Логика подсказывала, что надо сразу же спросить про размер вознаграждения, как это делают нормальные люди, но дурацкое воспитание не позволяло Анжеле явно высказывать корыстную заинтересованность.

«Когда же я успела стать лицемеркой?» - спросила она себя, а вслух тем временем поинтересовалась:

– Так что именно мне придется делать?..

– Носить постоянно наш прибор. Раз в неделю писать отчеты о своем самочувствии и своих наблюдениях за его поведением и вашими ощущениями от него.

Уже догадываясь, что примерно услышит, Анжела все же спросила:

– А причем тут операция?..

– Дело в том, уважаемая Анжелина Витальевна, что нам придется вживить вам в череп специальные шунты, с помощью которых этот прибор будет контактировать с вашим мозгом. Я не зря сказал, что слуховой аппарат может считаться кибернетическим органом человека, когда мозг полностью адаптируется к нему. Нам чрезвычайно важно получить результаты испытания прибора от живого человека.

– Это как в «Матрице» что ли? – она с ужасом вспомнила глубокие металлические воронки в основании черепа, куда в фильме кибернетизированным людям вставляли мерзкого вида хреновины для связи с компьютером. На ее лице так явно проступили и скепсис, и отвращение, и нежелание связываться  этим делом, что собеседник наклонился к ней, делая успокаивающий жест, а затем откинулся назад, чтобы не давить, всем своим лицом и телом призывая к доверию.

– Нет конечно, ну что вы право, голливудские байки вспомнили! Хотя доля правды в этом есть, но там все построено на зрелищности, а у нас – наука и секретность!

Мужчина выдвинул ящик стола и выложил на поверхность вытянутую коробку.

– Вот это - опытный образец, его еще долго придется доводить до ума, – пояснил он, положив тяжелую руку на серебристую крышку.

Откинув крышку, он вынул изнутри футуристического вида темные очки. Впрочем, довольны неказистые. Стекла очков крепились к металлической полосе, сильно напоминающей женский ободок для волос – дутая дуга, сужающаяся к концам, разве что бархатом не обтянутая и стразиками не обклеенная. Сколько Анжела не присматривалась, ничего особенного высокотехнологического не заметила.



Анна Эфес

Отредактировано: 07.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться