Везучая. Книга 1.

Размер шрифта: - +

11. Третий сон-воспоминание. Дары Смерти

Алекс шел очень быстро, меряя дорогу длинными ногами. Когда группа входила в Аномальную Зону, Анжела, помнится, постоянно отставала. Теперь же у нее словно крылья за спиной выросли – она перелетала через бочажки и кочки, не прилагая никаких усилий. И не зажигала фонарика.

- Закрой глаза, - вдруг скомандовал Волк, идущий позади нее. Анжела почему-то немедленно подчинилась, ни о чем не думая. Ей понравилось это ощущение - идти в темноте по лесу, в Аномальной Зоне, с закрытыми глазами. Какой-то инстинкт безошибочно заставлял ступни выбирать правильную точку опоры. Так она шла минут пять. «Удивительно, разве так можно?», подумала вдруг она, и тут же сбилась с шага и открыв глаза.

- Ну и что? - спросила она у Волка.

- А ты закрывала глаза?

- Да. Так и шла. Даже не споткнулась.

- Так я и думал. Тебя ведут.

- Кто ведет? Где ведет?

Волк не ответил.

Небо побледнело, звезды поблекли, из черной массы леса стали выделяться отдельные сероватые деревья. Алекс сказал, что ушел спать, и исчез в направлении лагеря. Анжела с Волком все время «торомзили», отвлекаясь на разговоры.

Недалеко от болотистого ручья, перегораживающего дорогу к Централке, они присели на какое-то бревнышко. Здесь было еще темно, хотя где-то за лесом посветлело. Волк начал вспоминать, как встречался с шаманом.

- Он меня многому научил, не знаю уж, за что. И не могу рассказать, чему. Но я кое-что умею. Например, я о тебе многое могу сказать. Я тебя всю дорогу проверял - ты все прошла, как по ниточке. Ты - не просто человек! - Он помолчал, подбирая слова. - Скажем, мне человека убить - ничего не стоит, если нужно. А тебя - не смогу. Потому что ты старше. Не ты по возрасту, а твой тотем. Хорта говорил - у них, у шаманов, три линии - Волк, Медведь, Тигр. У меня дома на письменном столе есть череп волка, череп орла и череп человека. А ты - Тигрица, в тебе кровь тигрицы. Ты можешь долго выжидать, а потом... Ты еще сама не знаешь, какая ты бешеная...

Анжела выпучила глаза. «Тигрица, я - тигрица! Вааах!» - думала девочка, примеряя на себя новый образ.

- Твоя линия - линия тигра, - продолжал Волк. - Ты, если на Дальнем Востоке будешь, в тайгу одна не ходи - тебя тигры в леса уведут. Сразу свою признают и уведут. Я тебя предупредил.

Анжела вдруг заметила, что Волк вздрагивает. Вздрагивает, простите за тавтологию, как волк - животно, крупно. Замерз, что ли?.. Или переволновался?.. Или?.. От шамана он резко перешел к отношениям.

- Не знаю, смогу ли когда-нибудь любить, - говорил он. - Умерло что-то, сгорело. Это не тоска, просто сознание невозможности. Поэтому я люблю оружие, поэтому Зона так меня не принимает, как тебя. Мне ничего не стоит убить человека, но каждый раз, когда я оказываюсь перед лицом смерти, мне приходится преодолевать себя. Веришь - однажды в экспедиции я отошел в сторону от партии, по маршруту. И вот во время ночевки на меня зек вышел. Ты пойми, там ничего не оставалось - либо я, либо он. Я его убил.

Анжела сочувственно слушала, кивала, ахала, хваталась за щеки - вела себя как всякая нормальная девчонка, которая не хочет ни с кем ссориться. Однако думала при этом: «Почему мужики так любят врать всякую ерунду? Вроде ж мы не пили...».

Еще Анжела вдруг подумала про карму - мол, какая же у него карма, что он убийство считает достижением?! В голове что-то щелкнуло, и вдруг она увидела большой шлейф черноты, стелющийся от его головы по земле в предутренних сумерках. Она ужаснулась и, даже не задумываясь, это ее богатое воображение подсказало такую визуализацию, или шлейф в самом деле имеет место быть, бросилась «причинять добро» и «спасать». Всякая девочка хочет хоть раз в жизни кого-то спасти!

Речь ее была странной, но прочувственной. Начала она, что называется, за здравие - про принципы Агни-Йоги, вселенской любви и всепрощения, а закончила почему-то "за упокой" - то есть Кастанедой и «путем толтеков», хотя казалось бы – где нагвализм, а где всепрощение?

Как ни странно, Волк внимательно слушал, не перебивая. Он хотел слушать. Он хотел, чтоб его любили, жалели и спасали, и чтоб делала это женщина.

- Если ты все видишь, посмотри еще. Вот я оглядываюсь, - и он обернулся через левое плечо на лес через дорогу, темные заросли малинника, едва невидимые в темноте. - Я вижу там окно. Я часто вижу там окно, когда резко оглядываюсь. Желтое окно. Я не знаю, что с ним делать, жутко.

Оглянувшись, Анжела ничего не увидела. Но внезапно она впала в состояние безжалостной сосредоточенности.

- Войди туда! - резко приказала она. - Я тебя подстрахую.

Откуда-то она поняла, что такой благоприятный для человека случай упускать нельзя. Если эту проблему не решить сейчас, потом будет гораздо труднее. А Смерть - лучший советчик. Хотя и опасный.

Волк послушно закрыл глаза. Запинаясь, начал говорить:

- Там... Желтый тусклый свет... И стол. Там рука, и на пальцах... Надеты три черепа. Медвежий справа, волчий - средний, и человеческий слева. - Внезапно он глухо выдавил с уверенностью: - Это моя смерть.

- Поговори с ней! - воскликнула Анжела, обрадовавшись, что все идет как надо. - Если ответит - проси подарок!

Он вздрогнул. Долго молчал. Наконец Анжела услышала вздох. Он хотел что-то сказать, недоговорил, встал, махнул рукой...

- Засиделись... - Он потянулся.

- Ну и как? - нетерпеливо спросила девушка.

- Кажется, - медленно проговорил он, - я получил дар. От Нее. Теперь меня предупредят заблаговременно.

Анжела подумала, что дар спорный и сомнительный, но от Смерти другого ожидать и не приходится.

- А хвост у тебя почему-то уменьшился, - сказала она задумчиво.

- Какой еще хвост? – удивился он.

- Да кармический же! Ты вот думаешь, чего это Странник так на тебя взъелся у костра? Он решил, что ты из этих самых - «чернушников», за тобой же такой шлейф грязи тащился, просто ужас. Так вот пока ты со Смертью разговаривал, он стал в два раза меньше!



Анна Эфес

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться