Везучая Натали

Размер шрифта: - +

*** 14 ***

— Хочу показать тебе кое-что, — сказал Роланд после долгого молчания.

Он опять нацепил свою смешную оранжевую кепку, да еще с этим пластырем на щеке — смотрелся забавно, словно подросток-переросток.

— А сколько тебе лет, Ройл? — вдруг спросила Ната. Сначала ей казалось, что водитель уже совершенно взрослый мужчина, намного ее старше, слишком серьезным он был. Но в те минуты, когда он начинал заразительно хохотать, или вот сейчас, в этой нелепой кепке с глазами, выглядел совсем юным, едва ли старше самой Наты.

— Двадцать восемь, — ответил он и, на секунду повернувшись, посмотрел на девушку, хитро прищурившись. — Видишь, насколько старше. Ты должна меня слушаться!

Он, конечно, не рассчитывал на понимание, и был прав — Ната фыркнула:

— Ага, счас! А… Что ты хочешь мне показать?

Все же не удержалась, любопытство взяло вверх.

— Увидишь, принцессочка! Держись крепче!

И автомобиль, заложив крутой вираж, вырвался из трассы Инфериора, стремясь по воздушному коридору вверх — к Тандему и дальше, к Медиуму. Где-то там, на недосягаемой высоте, едва различимые глазом, скользили в небе серебристые искры — роскошные автомобили Альтитуды. Парили, купаясь в лучах солнца и воздушных потоках, свободные как птицы… Отец где-то там… Но им туда не подняться…

Ната вздохнула, опустив голову.

— Отставить вздыхать, — скомандовал Роланд, но, если он надеялся вызвать ее улыбку, это ему не удалось.

Он припарковался на узкой боковой улочке, на выступе, одним боком буквально свешиваясь над пропастью. Ната выразительно посмотрела на своего водителя: «Получше местечка не нашлось?» Ройл развел руками.

И только когда девушка осторожно выбралась из автомобиля, она догадалась, к чему такая эквилибристика. В этот час дня все парковки, все мало-мальски пригодные участки были забиты автомобилями — жители Примариуса съезжались в малый Центральный парк. Натали в детстве всегда смешило это название — как Центральный парк может быть малым? Но он по сравнению с Главным Центральным парком, расположенным на другом краю света, многочисленные малые значительно уступали ему в размерах.

Последние островки живой природы, вознесенной на специальных платформах ближе к свету и чистому воздуху. Ната любила бывать здесь и удивлялась теперь, почему не поняла сразу, где находится. Может, потому что у жителей Альтитуды имелась своя отдельная парковка? Но это единственное, что отличало тут элиту от других жителей планеты, — парк был открыт для всех.

— И что я здесь не видела? — спросила Ната. Хотя, стоит признать, идея Ройла погулять на свежем воздухе под тенью деревьев была ей по душе.

— Для начала — вот. — Роланд указал на высившиеся на противоположной стороне пропасти серые стены, основание которых терялось где-то в желтом тумане. Такие унылые, что они, казалось, поглощали солнечный свет. Ни одного окна, по периметру кружили дроны. Ната никогда прежде не обращала внимания на это колоссальное сооружение, просто упускала из вида.

— Тюрьма, что ли? — удивилась она.

— Почти, — усмехнулся Роланд. — Военная академия, где я учился.

— Ого, — уважительно отозвалась Ната. — Так вот где она находится… Не знала.

Краем уха она слышала когда-то, что военная космическая академия — древнее и уважаемое учебное заведение, со своими традициями и законами. Закрытый, отдельный мир. За его стены попасть можно было двумя способами. Будущие командиры космических кораблей и весь командный состав набирались из одаренных юношей, принадлежавших к обеспеченным семьям. Мало того, что требовалось пройти суровый отбор, так еще и обучение стоило кругленькую сумму. Но желающие заплатить выстраивались в очередь — учеба в элитных подразделениях академии сулила юношам блестящее будущее.

Но кроме командного состава в любой армии существует рядовой состав. Расходный материал. Те самые бедолаги, чьи жизни ценятся порой ниже, чем оружие, из которого они стреляют. Правда, с развитием технического прогресса рядовые тоже стали нужны квалифицированные, специально обученные. А если они проявляли упорство и отличались в учебе и службе, то приобретали шанс продвинуться дальше и получить достойное образование.

В рядовой состав набирали мальчиков из обычных и даже бедных семей. Мало того что за их обучение не надо было платить и дети с четырнадцати лет находились на полном обеспечении, так еще и академия выдавала семьям небольшую сумму за то, что подростки поступали в полное их распоряжение. Хотя с того момента, как мальчик переступал порог Военной академии, им запрещено было видеться с родными, многие родители, желая детям лучшего будущего, шли на этот шаг.

Никто толком не знал, как именно строилось обучение в стенах академии, но понятно, что их там не пряниками кормили. Ната покосилась на Ройла, только сейчас осознав, что он-то как раз явно учился не в элитном подразделении. И все же сумел получить профессию инженера… А потом ранение, протез, и вот он выкинут за борт, как использованная и ненужная деталь…

Натали передернула плечами: «Я что, жалею его? Очень надо! Мне нисколько не лучше сейчас, а меня никто не жалеет!»

Но Роланд не искал сочувствия, и, кажется, даже не догадывался, о чем думает девушка.

— Пойдем, —  потянул он ее за собой в сторону Центрального парка.

Малый Центральный парк располагался на нескольких платформах. Если смотреть на него сверху, то платформы, соединяясь, словно образовывали цветок, каким его рисуют дети: сердцевина и семь круглых лепестков. На каждой платформе-лепестке воссоздана была флора и фауна континента, который он представлял. Континентов давно уже не существовало: Примариус превратился в один-единственный многоуровневый перенаселенный город. Но Натали, конечно, посещала уроки естествознания и знала, какой планета была прежде, в первые годы колонизации. Правда, родившаяся и выросшая на Примариусе, она нисколько не сожалела об утраченном и не понимала экологов, бьющих тревогу. Все же хорошо: климат-машины справляются, воздуха всем хватает. Даже суррогатную еду научились создавать — никто не голодает… Правда, суррогатную еду она ела только последнюю неделю, а до этого всегда питалась обычными продуктами: овощи, фрукты, животных выращивали на маленьких фермах специально для жителей Верхнего уровня. И, если честно, суррогатная еда, хоть по вкусу и мало отличалась от настоящей, но уже успела набить ей оскомину. Да и климат-машины, оказывается, не так хорошо справлялись со своими задачами на нижних уровнях… Но жить можно. По крайней мере это сейчас занимало ее мысли меньше всего. И Роланд наверняка привел ее в парк не для того, чтобы об экологии говорить…



Анна Платунова

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться