Везучая Натали

Размер шрифта: - +

*** 21 ***

Она вовсе не хотела прикасаться к следующему клубочку света, он сам присел на ее плечо. Ната замерла, надеясь, что он еще может улететь. Подумалось некстати о том, как у нее могут быть здесь плечи, руки, ведь она лишь сознание, проникнувшее в душу Ройла.

…Раз, два,

Королева жива,

Хоть отдельно от тела

Ее голова…

Невольно всплыла считалочка. Оказывается, она хорошо ее запомнила…

Не додумала, потому что звездочка-воспоминание утянула ее за собой.

Роланд смотрел на экран монитора, где темноволосая девочка-подросток усердно морщила лоб, вглядываясь в экран планшета, — делала уроки. Она не знала, что за ней наблюдают. Не знала даже о том, что в ее комнате установлена камера.

— Вот она, моя дочь, — сказал стоящий за пределами зрения мужчина.

Роланд повернулся.

Ната, наблюдающая его глазами, мысленно вскрикнула. Отец… Это оказался ее отец. Хотя чему удивляться — разве она не знала, что Роланд был ее телохранителем? И та девочка в комнате — это она?

Сознание странным образом раздваивалось и дробилось. Хотелось выбраться отсюда, но ничего не получалось.

— Так ее мать погибла?

— Да…

Он смотрел на темноволосую девочку. Девочку, которая думала, что счастлива, но разве бывают так печально опущены кончики губ у счастливых людей? И этот смешной игрушечный зверь, что сидит рядом с ней, разве может заменить объятия матери? Хотя отецее любит, судя по всему. Но почему во взгляде, обращенном на нее, к нежности примешивается грусть и даже некоторая тщательно скрываемая безнадежность?

— Я буду защищать ее. Можете полностью мне доверять.

Ната дернулась и вырвалась из воспоминания. Звездочка было взлетела, наполовину сгоревшая, мутная, но почти сразу погасла совсем, рассыпалась.

«Ох, Ройл… Прости…»

Что он чувствует сейчас? Ему страшно? Больно? Наверняка… И сколько он еще выдержит? Понтий едва в себя пришел после пары минут проникновения в сознание. Надо срочно найти выход. Но как?

«Раз, два, королева жива…» — настойчиво стучало в висках. Вот ведь прилипчивая считалочка, не отвязаться от нее.

А что если? Мысль была бредовая, странная, но других все равно не приходило: если Роланду считалочка помогала, вдруг поможет и ей? Да она ведь словно для нее придумана. Это Ната сейчас — ни рук, ни ног, ни головы, лишь огонь, раздирающий ее на части. Собраться, остаться собой, если это еще возможно.

— Раз, два, — начала она, не особо надеясь на чудо и все же надеясь…

А когда досчитала до десяти, оказалось, что она стоит в столовой, держит Роланда за плечи и смотрит ему в глаза. Но уже не проваливается в них и не провалится, если не захочет. Невероятное ощущение свободы и легкости захлестнуло ее. Она справилась! Вернулась! И даже, кажется, вполне способна подчинить своей воле эту неведомую силу.

Роланд моргнул несколько раз, приходя в себя.

— Живой? — спросила Ната. — Как ты?

— Все хорошо. Видишь, я говорил, что убить меня будет не так просто.

— Хвастун!

И, не контролируя себя, вдруг обняла крепко. Он, помедлив, тоже прижал ее тихонько к груди.

— Твоя считалочка… — невнятно произнесла Ната, уткнувшись Ройлу куда-то подмышку. — Это она мне помогла…

— Я надеялся на нее, — ответил Ройл, нисколько не удивившись. — Мне показалось: то, что происходит с «симбами» в момент слияния, и то, что чувствуешь ты, — отчасти похоже. Так я был прав?

— Да. — Ната все не поднимала головы, вдыхая запах Роланда, который для нее все еще пах сладко и желанно. Желанно в прямом смысле слова — от него хотелось откусить кусочек. Ой! И, чтобы отвлечься, заговорила быстро о другом, незначительном и глупом:— А я, кажется, знаю, почему ты себе такую гриву отрастил…

— Все-то ты обо мне знаешь, — произнес он тихо, но Ната ощущала улыбку в его словах, хоть и не видела ее. — И почему?

— Ну… Надоело быть лысым, наверное. Столько лет голова как шар. Ты был забавный… Уголек…

Натали почувствовала, что он вздохнул и замер, а потом спросил осторожно:

— Какое было воспоминание?

— Твой первый боевой вылет. Прости, надеюсь, ты не слишком дорожил им… И как, удалось дослужиться до Золотых?

— До Серебряных… Не важно… Теперь все это так далеко.

Они все еще стояли, обнявшись, и молчали, и Нате совсем не хотелось освобождаться из этих объятий. Какое-то время она была Роландом, смотрела на мир его глазами, думала, как он. Трудно теперь разорвать эту связь.

Объятия прервал вернувшийся Понтий, он встал у порога и потребовал, чтобы Ната приняла антидот.

— Я справляюсь, — ответила она нерешительно: появление этого человека пошатнуло ее уверенность в себе. Искры злости вновь начали прожигать грудь. Он бесил ее одним только своим голосом, своим видом, всем своим существованием. Пришлось согласиться, что антидот нужен. Но теперь Ната не сомневалась, что за три оставшихся дня научится полностью контролировать себя — первый шаг на пути к этому был сделан.

Вернее, Натали думала, что у нее есть три медленных неторопливых дня, когда можно спокойно позавтракать, пообщаться с ребятами. Потом потратить около часа на неприятную, но неизбежную тренировку, а потом, быть может, прокатиться с Ройлом в город. В кино… Да, сто лет она не бывала в кино. Или просто в кафе пожевать суррогатной еды. Съездить в торговый центр, чтобы померить недоступные ей теперь дизайнерские наряды. Или в «Вирт» — огромный парк виртуальных развлечений, где можно было почувствовать себя кем угодно — капитаном космического корабля, например. Ната невольно хихикнула. Что же, пожалуй, теперь ее парк развлечений всегда при ней.



Анна Платунова

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться