Везучая Натали

Размер шрифта: - +

*** 25 ***

 «Кайя» завелась не с первого раза, хотя Ройл всегда отлично ладил со своим стареньким автомобилем. Руки дрожали, и он просто не мог вдавить кнопку включения с достаточной силой.

Руки дрожали, а ведь он был уверен, что ничто уже в этом мире не заставит его потерять самообладание. Мог ли он подумать несколько лет назад, поступая на службу к Скандору Флину, что однажды будет целовать его дочь?

Ту самую девочку с колючим взглядом.

Нет, она уже не ребенок. И взгляд не насмешливый, не язвительный. Беззащитный и растерянный.

Маленькое чудовище. Роланд сделает все, чтобы вернуться к ней.

«Кайя» взлетела, вливаясь в поток автомобилей. Роланд знал, где находится то место, о котором говорила Ната, — заброшенная маленькая фабрика по производству полимерных материалов. В Инфериоре много всего заброшенного: заброшенные дома, древние как мир фабрики, словно культурные слои, словно памятники истории Примариуса. Раньше их укрыли бы пласты земли, но на этой планете недостаточно почвы. Здесь всего недостаточно: воздуха, воды, еды. Город растет вверх, пряча в глубине себя разрушенные скелеты прежних времен.

Роланд знал, куда ему нужно, но не торопился, закладывая курс в автопилот, отправляя «Кайю» в полет по кольцу Инфериора. Ему надо было подумать, разработать стратегию. Пока он с трудом представлял, с чего начать распутывать этот клубок. Попытаться спасти отца Жаклин — это на первом месте гипотетического плана. На втором — понять, кто эти люди и чего они хотят. И что, черт возьми, вообще происходит?!

Отлично, два пункта уже есть, начало положено. Ройл усмехнулся: правда, пока план больше напоминал вопль отчаяния.

Нога дико ныла, хотя Роланд изо всех сил старался не обращать на нее внимания. Уходил, пытаясь не хромать, чтобы Ната не увидела его слабости. Этот проклятый удар шокера нарушил проводимость, мышцы то и дело скручивали болезненные судороги. Как не вовремя все это. Что же, придется терпеть, в конце концов, хуже, чем в том бою при Ретте, все равно не будет…

Из оружия с собой только игтус, практически разряженный — так, попугать. И нож… Им скорее смешить. Едва ли противники умрут от смеха, так что этот вариант пока отложим.

Нога болела невыносимо, так что от боли уже ломило виски. Ройл едва ли не впервые пожалел, что отказался вживить в мозг болеутоляющую капсулу — одно нажатие кнопки на браслете, и боль как рукой снимет. Врачи, поставившие протез, предупреждали, что не исключают множество побочных эффектов и незачем мучиться от боли, когда современная медицина предоставляет столько возможностей. Ройл отказался, предпочитая справляться сам. Но почему именно сейчас, когда нужно быть собранным и сохранять ясную голову, тело так его подводит?

Придется передохнуть, иначе к вечеру (а идти на дело раньше, чем наступят сумерки, смысла не имело) силы оставят его окончательно. Ройл послал запрос в навигатор автомобиля — разыскать ближайший пункт скорой медицинской помощи, желательно автоматический: он терпеть не мог расспросов по поводу увечья, а после его сухого ответа, где и когда он его получил, восторженных охов и ахов. Пункт отыскался неподалеку, как раз полностью автоматизированный — как удобно. Роланд перевел «Кайю» на ручное управление и спустился.

Бронированная кабинка была подсвечена зеленым — работала. В Инфериоре только такие, укрепленные, это в Медиуме и Альтитуде даже автоматизированные пункты медицинской помощи были походили на беседки для отдыха, чуть не кружевами украшенные, а здесь, на Нижнем уровне, разнесут по щепочкам ради наркотиков и сильнодействующих лекарств. Роланд знал, что дверь откроется только в том случае, если автоматика решит, что его организму действительно требуется помощь. Поместил ладонь в узкое отверстие, через секунду почувствовал легкий укол — кровь взяли на анализ. Спустя еще пару мгновений дверь щелкнула и приотворилась.

Внутри обнаружился узкий диван, диагностический монитор и капсула для погружения в «холодный сон» — для серьезно пострадавших пациентов. «Холодный сон» приостанавливает все процессы в организме, позволяя даже тяжелораненым дождаться помощи. Когда-то Роланд и сам провел в «холодном сне» несколько долгих дней. Его передернуло от воспоминаний. К счастью, все, что ему требовалось сейчас, — это пара таблеток, чтобы унять боль.

Он приложил ладонь к панели диагностического монитора, тот заурчал, сканируя состояние организма. И урчание его невольно напомнило Ройлу о довольном мурлыканье Морды, пристроившейся ночью на его грудь. Он скучал по кошке и надеялся, что та не слишком обиделась на него за то, что он уехал. Нате она сейчас нужнее…

Автомат выдал пару болеутоляющих таблеток, а потом, скрипя всеми внутренностями, выдавил из щели отпечатанный список рекомендаций. Ройл пробежал глазами напечатанные строчки: «Показан отдых… что-то там… Соляной компресс… Массаж… Категорически противопоказаны физические нагрузки…» Да-да, постараемся не напрягаться! Роланд невольно улыбнулся. Справимся с ними без лишних телодвижений.

Он кинул в рот одну из капсул и отправился к автомобилю. Сев за руль, почувствовал, что лекарство начинает действовать. Неприятным открытием стало то, что выдали ему, похоже, нечто сильнодействующее: разум затуманился, неудержимо клонило в сон. Ройл беззвучно выругался — это совершенно не входило в его планы, вот так выпасть на несколько часов, оставив Натали без защиты. Как неудачно все получилось.

Роланд последним усилием воли сфокусировал взгляд на браслете.

— Координаты, — хрипло сказал он, даже губы уже плохо слушались. Над ладонью развернулась карта — голограмма. Вот эта сиреневая мерцающая точка — Ната. Две линии пересеклись на ней, выдав координаты. Стало чуть менее тревожно — она там, где он ее оставил час назад. Возможно, сегодня девочку не тронут больше. Хотелось в это верить…



Анна Платунова

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться