Везучая Натали

Размер шрифта: - +

*** 31 ***

— Я расскажу все, что знаю. Но и вы расскажите мне все. Вместе мы сможем ее спасти. Я знаю, что в возрасте одного года Натали Флин вместе со своей матерью Евгенией погибла при крушении «Олимпика». Кто эта девочка, которую вы выдавали за свою дочь?

— Не так быстро, мальчик. Сначала расскажи все, что знаешь.

Давненько никто не называл его мальчиком. Хотя в глазах Скандора он, должно быть, действительно молод. Другое беспокоило Ройла больше — если он расскажет сейчас все, получит ли потом ответы на свои вопросы. Глава «Империи Флина», похоже, увидел сомнение в его глазах и добавил:

— Я всегда держу свои обещания. Всегда.

Да, Роланд тоже о таком слышал. Репутация Скандора была безупречна в том числе потому, что он выполнял любые данные им обещания, чего бы это ни стоило. Не всем казалось это разумным, ведь иногда Скандору приходилось поступаться выгодой, отодвигая собственные интересы на второй план. Но в соблюдении этого жизненного принципа он оставался непоколебим. Тем сложнее было заставить его дать какое-либо обещание, ведь, дав его единожды, он не отступал.

И Роланд рассказал обо всем, начиная с того момента, как он вернулся за Натали, и заканчивая своим посещением Хранилища. Рассказал и подумал о том, что слишком самонадеянно было с его стороны сразу связаться со Скандором, не оставив никакой информации Майку. Ведь ничто теперь не помешает убрать его без шума и пыли. Ройл не то чтобы не доверял бывшему работодателю, но люди ведут себя непредсказуемо, когда столь многое на кону.

— Упорный ты парень, — вдруг улыбнулся Скандор, пусть лишь тенью той улыбки, которой он одаривал дочь, но эта была так же искренна.

— Что?

— Я не ошибся в тебе, когда нанимал на работу. Знал, что ты ее не бросишь.

Роланд даже не нашелся, что ответить, но его взгляд говорил красноречивее слов.

— Да, — ответил Флин на молчаливый вопрос. — Я с самого начала все продумал. Ты не помнишь то собеседование с пси-мейкером на приеме на работу. Оно наверняка показалось тебе пустяковой формальностью. Но на самом деле было решающим фактором. Я знал, что ты ее не бросишь и сделаешь все, чтобы спасти. Такова уж твоя природа, мальчик.

Роланд ощутил себя дрессированной мышью, на душе было поганенько. Выходит, он лишь пешка в этой сложной игре сильных мира сего. Пешка, которая послушно действует так, как от нее ждут.

— Отлично, — горько сказал он. — Рад, что вписался в роль. Но, возможно, лучше было меня предупредить относительно планов?

— Все сложно, мальчик…

Конечно, мальчик. Кто же еще? Именно таким Роланд себя сейчас и ощущал — недоумок, которым вертят, как хотят. А ведь еще в начале разговора он наивно полагал, что разговор поведет он.

— Я сдержу обещание, — повторил Флин. — Но наш разговор состоится не здесь. Мне надо кое-что тебе показать. В моем кабинете.

Он сам сел за руль своего золотистого «Арилли», предложив Роланду располагаться на пассажирском сиденье. Было крайне непривычно не ощущать в своих руках руль, довериться полностью этому человеку, но теперь уже поздно было отступать.

Невидимый барьер между Медиумом и Альтитудой миновали без проблем, генетический код Скандора мгновенно был опознан системой, а Роланд, сидящий рядом, получил статус «гость», о чем известила надпись, появившаяся на его запястье. Его генетический код тоже считали, сличили с базой данных, запомнили и, активировав меланин в клетках, заставили буквы проступить на его коже. Раньше у него был статус «Работник», но срок его действия давно истек.

Вот и высотка, хорошо знакомая Ройлу. В течение многих лет здесь начинался утром его рабочий день, продолжавшийся иногда до глубокой ночи.

Кабинет Скандора. Роланд здесь был раньше всего дважды: когда его нанимали на работу и когда увольняли. И сейчас…

Флин первым делом наполнил крошечные рюмочки, величиной с наперсток, версом. Роланд отказываться не стал, хотя за последние два дня, кажется, даже не успевал как следует протрезветь. Но, возможно, это было к лучшему.

От верса словно огненный шар взорвался внутри, а потом тело заполнила необыкновенная легкость, и мысли стали умиротворенными, спокойными. Скандор этого и хотел. Едва ли он что-то делает зря, все заранее продумал.

— Возможно, ты будешь осуждать меня, мальчик, — сказал глава «Империи Флина». — Но едва ли кто-то осудит меня сильнее, чем я сам.

Скандор взял со стола фотографию. Роланд замечал ее и прежде, удивившись сентиментальности шефа — кто сейчас держит на столе потреты? Но он не знал, что на нем изображено: снимок стоял отвернутый в другую сторону. А сейчас Флин сам вложил фото Ройлу в руки.

Ничего не оставалось, как посмотреть. Молодой Скандор Флин обнимает хрупкую юную девушку — свою жену Евгению. Роланд бросил на изображение быстрый взгляд и поднял глаза на Скандора — пока он ничего не понимал.

— Кто на фотографии? — спросил Скандор.

Что за игры с ним играют? Что он хочет услышать? Но армейская закалка дала себя знать — приказы не обсуждают, на вопросы следует давать ответ. И не изжить, похоже, эту привычку.

— Вы и Евгения.

— Кто на фотографии?

Не сошел ли бывший работодатель с ума? Такое вполне возможно — пережитый стресс, и годы уже не те… Роланд, однако, на этот раз не торопился отвечать, присмотрелся к фотографии внимательнее.

Совсем юная девушка, здесь она еще младше, чем на документе в Хранилище. Лет двадцать, возможно. Так они знали друг друга с юности? Темные волосы, чуть вздернутый нос, синие глаза, милая улыбка. Натали очень сильно похожа на мать. Сейчас, когда он смотрел так долго, ему казалось, что каждая черточка ее лица, буквально всё напоминает Нату. Нату, которая совсем чуть-чуть старше. Нату, которая умеет улыбаться. Нату, чье лицо такое светлое и радостное.



Анна Платунова

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться