Везучая Натали

Размер шрифта: - +

*** 4 ***

— Ну что, кто мне поможет? — обратилась она к толпе. Голос-предатель дрожал и срывался на какой-то сиплый писк. Просьба прозвучала жалко.— Мне… Я… Мой отец хорошо заплатит.

Эти жалкие людишки неуверенно переглядывались. Чего тут думать? Кто откажется от щедрого вознаграждения?

Да! Браслет же! Видимо, придется…

Кто-то уверенно и ловко сжал запястье Натали в тот момент, когда она уже собиралась разорвать цепочку и активировать сигнал бедствия.

— Ну-ну, — сказал над ухом вкрадчивый голос. — Мы тебе поможем.

Чья-то рука накрыла ей половину лица, зажимая рот. Рука была липкая, жаркая и пахла кислятиной. Отвратительно! Натали чуть не вывернуло наизнанку, ничего более омерзительного она в своей жизни еще не испытывала. Она замычала, заерзала, пытаясь освободиться, но уже чувствовала, как беспомощна сейчас.

— Тихо, тихо, козявка.

Он был не один, как оказалось, и, пока зажимал ей рот и стискивал в удушающей хватке, его напарник аккуратно расстегнул браслет девушки и убрал в карман. Натали только беспомощно могла наблюдать, как шанс на спасение ускользает от нее.

— Ша, малышня! — обратился невидимый пока глазам Натали отморозок к толпе, заинтересованно наблюдавшей за происходящим. — Проходим, не задерживаемся. Эй, ты, урод волосатый, быстро выключил фон и свалил. Пойдем, цыпленыш.

Это уже к Натали. Девушка почти не понимала, что происходит. Полузадушенная, воздуха едва хватало на то, чтобы не свалиться без чувств, она едва осознавала, что ее куда-то ведут. Ноги отказывались идти, поэтому последние метры мужчина тащил ее, приподняв за талию, больно сжав ребра, Натали болталась, как тряпичная кукла, в его руках. Сквозь пелену, застилающую глаза, она заметила автомобиль невзрачного серого цвета, он словно был покрыт пылью, как все на этом мерзком Нижнем уровне. Дверь поддалась не с первого раза, так что второму бандюгану пришлось практически выломать ее. Они торопились и нервничали, это было видно. Хотя служба охраны порядка с неохотой посещала Нижний уровень, но в этот раз им в руки попал столь лакомый кусочек, что счет шел на минуты.

«Когда отец узнает, что случилось, он камня на камне не оставит от вашего жалкого Инфериора!» — подумала Натали, и на секунду ей стало легче дышать.

Ее забросили за заднее сидение, как если бы она была сумкой с вещами. Девушка больно ударилась о торчащий из ошметков обивки пластиковый поручень, но зато теперь могла наконец вздохнуть полной грудью. Закашлялась, судорожно втягивая в себя воздух. Мужчина сел рядом с ней, притиснул к стене. Натали бы и сама рада была забиться в самый дальний угол, подальше от него, но этот человек специально придвинулся ближе, придавил ее своим боком. И, ей показалось, специально двинул локтем под ребра, так что в глазах потемнело.

— Вы хоть знаете, кто я? — Натали пыталась говорить спокойно, понимая, что истерику быстро прекратят. — Мой отец… Вы не понимаете…

— Тс-с-с, козявка.

Он сжал ей губы большим и указательным пальцами и сжимал до тех пор, пока Натали не вскрикнула от боли. Слезы против воли полились из глаз. А ведь она обещала себе, что не доставит им такого удовольствия — не станет плакать. Жалкие, ничтожные людишки…

— Не твоя печаль, если мы чего-то не понимаем, цыпленыш. Сиди тихо, видишь, у дяди нервы не к черту!

— Но… Послушайте… Если вам нужны деньги…

Вместо ответа он выругался и достал из кармана баллончик. Направил в лицо Натали и нажал на распылитель, она закашлялась, вдыхая мелкие капли, похожие на пыль. И тут же поплыла, почувствовала, как тяжелеют руки. Голова неудержимо клонилась на плечо этому мерзавцу, и последним усилием воли девушка отвернулась в другую сторону и прислонилась к окну, заметив, что автомобиль уже давно поднялся в воздух и движется куда-то в плотном потоке таких же обшарпанных и грязных машин по трассе Инфериора. Последнее, что она услышала перед тем, как провалиться в забытье, был смешок водителя:

— Сморил девчулю?

— Да, пусть отдохнет пока.

И почему-то очень зловещим показалась Натали интонация, с которой было произнесено это слово — «пока». Что ее ждет? А потом она уже ни о чем не думала, ничего не чувствовала и ничего не боялась…

Натали привыкла просыпаться от солнечного света, чувствуя прохладу шелковых простыней. Она любила развести руки в стороны и сладко потянуться, не открывая глаз. Несколько раз она оставалась ночевать у друзей. У Джека тоже. Дивный вечер. Нет, ничего такого, их компания всего лишь засиделась за просмотром нового блокбастера с эффектом присутствия в маленьком и уютном кинотеатре резиденции Лорнов. Натали сначала не понравилось то, что ей пришлось натянуть на себя этот странный прорезиненный костюм с какими-то кнопочками-присосками, а на голову шлем, в котором было трудновато дышать. Но, когда начался фильм, она сразу позабыла обо всех неудобствах. Тем более что она была в этом фильме главной героиней, а Джек — главным героем. Он спасал ее, обнимал, носил на руках. А тот единственный поцелуй, подаренный им в финале, был жарким, искренним и почти совсем настоящим. Нет, Натали знала, что это иллюзия, созданная хитроумной техникой, но все же... Джек хоть и не целовал ее по-настоящему, но в этот момент чувствовал тоже самое.

— Останься, — сказал он, когда фильм закончился.

И Натали всю ночь провела без сна в маленькой гостевой спальне, ожидая и надеясь, что Джек постучится к ней, и тогда она подарит ему реальный поцелуй взамен киношного. Но так и не дождалась, уснув под утро. Джек не пришел… Пробуждение было не самым приятным, Натали не выспалась и чувствовала себя отвратительно.

И все же то утро не шло ни в какое сравнение с тем, что Натали переживала сейчас. Сначала она ощутила, что болит все тело, но особенно сильно ребра и голова. Во рту был такой вкус, словно она всю ночь пила верс, не закусывая. Нет, она никогда не употребляла верс в таких количествах, но примерно так представляла себе последствия.Вместо привычной прохлады простыней под руками она нащупала грубое шершавое покрытие. Попыталась открыть глаза — ее встретиланепроглядная темнота, на мгновение Натали даже испугалась, что газ из баллончика ослепил ее, но когда девушка поднесла к лицу ладонь, то с трудом все же смогла различить ее контуры. Она вспомнила все и сразу в ту самую секунду, как очнулась. И сердце ухнуло в бездонную яму. Натали старалась лежать тихо и дышать равномерно, чтобы те, кто ее украл, не сразу догадались, что она пришла в себя. Ей необходимо было время все обдумать.



Анна Платунова

Отредактировано: 15.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться