Видение первое

Размер шрифта: - +

Видение первое

Людишки, как муравьи, метались туда-сюда на моих глазах. С серого тучного неба начинал мелко накрапывать дождик. Из огромного окна офисного здания открывался чудесный вид на улицу. Внезапно неопытный водитель резко свернул в сторону и врезался в крыло соседней иномарки. Тут же на дороге образовалась пробка, начались разборки. Я поднял голову чуть повыше. Вместо построенной напротив окна многоэтажки я уловил силуэт худенькой школьницы в наушниках, тут же скрывшийся за поворотом в переулке. На месте, где она только что прошла, теперь возникла тень крепкого приземистого мужчины в свитере и нелепой шляпе. Он решительно направился вслед за девушкой, на ходу расстёгивая ширинку на джинсах. Я тут же перевел взгляд ещё дальше, на небольшой грузовичок, подскакивающий на дорожных выбоинах вдали от города. Внутри лежали несколько свёрнутых ковров, и лишь из одного из них еле торчал палец человеческой ноги. Водитель грузовичка, мужчина в дорогом деловом костюме, усмехнулся, вспомнив, как еще недавно эта маленькая сучка с радостью соглашалась устраиваться на работу няней, и представив, сколько за нее заплатит его иностранный клиент. От этого зрелища меня передернуло ещё больше, и я повернул голову в противоположную сторону. И на этот раз мне предстал родильный дом, в котором сразу несколько мамочек со вздохом подписывали отказ от своих новорожденных детей. От следующей картинки я отвернулся меньше чем через секунду: заметил только человека в каске на фоне из красно-желтых всполохов. Пьяный мужчина с ремнем в руке стоит в детской комнатке; две девочки лет семи залезли на дерево в лесу и пытаются достать птенцов из дроздового гнезда; щупленький парнишка ежится в кресле школьного психолога, зная, что за дверью обязательно будет поджидать пара-тройка желающих посмеяться вволю. Я отвернулся от окна и сжал ладонями голову. Ну неужели так все плохо? (Из угла послышался легкий стеклянный звон). Или такой уж я человек, что привык мыслить критично? Наверное, это глупо - жаловаться на темноту вместо того, чтобы открыть глаза. Ну же, чувак, напряги веки! Я глубоко вздохнул и повернулся обратно к окну. Открыв глаза, я увидел ещё одного мужчину. На его глазах были слезы, а рука закрывала рот. Перед ним стояла женщина в ночной рубашке и вертела в руках маленький длинный предмет. Тест с двумя полосками упал на ковер, когда люди начали обниматься, уткнувшись друг другу в плечо. Я на секунду закрыл глаза и открыл их вновь, уставившись на обшарпанное серенькое здание школы. Двор был необычайно оживлен, тут то и дело обнимались и фотографировались подростки с красными ленточками. В самом центре стояла уже немолодая женщина в строгом темно-синем платье, еле держась на непривычно высоких каблуках. Ее лицо, уже тронутое сеточкой ранних морщин, выражало усталость, но к ней то и дело подходили разные люди, трогали за плечи и что-то с улыбкой говорили, заставляя улыбаться им в ответ. Вот по стеклу пробежала первая крупная капля, за которой показался уже знакомый мне родильный дом. Эх, и как я мог пропустить за соседней стенкой момент, когда молодой маме впервые дали на руки ее сына. Теперь она стояла, нагнувшись над детской кроваткой, и слегка шевелила губами, не переставая улыбаться. Так. Значит, все-таки не все так плохо. Но плохо, да? Стоило мне перестать напрягаться, как перед глазами замаячил человек в костюме с пистолетом в вытянутой руке. Я опять отвернулся от окна и в задумчивости побродил по почти что пустому кабинету. Так есть ли у этого человечества ещё шанс на равновесие? Я вспомнил молодую танцовщицу, которую видел недавно в одном парке. Вспомнил плавные движения, словно ее тело было куском мягкого пластилина, взмахи волос и еле слышное позвякивание кулона на шее. Я вспомнил ее глаза, в этот момент так похожие на глаза любого из увиденных мною только что счастливых людей. Слева от меня снова прозвучал перезвон дрожащего стекла. Я повернул голову и приблизился к аквариуму на широком столе. Фрэнсис и Джейкоб опять не поделили отведенное им пространство. Сквозь стекло было видно, как смолянисто-черный хвост самки нанес мощный удар по телу менее крупного, белоснежного самца. Тот не стал отвечать, а лишь отплыл подальше, поближе ко дну. Этого черной сестре показалось мало, и она подплыла, чтобы снова напасть, но Джейкоб лишь развернулся и одернул хвост. Вскоре Фрэнсис должна вымотаться и успокоиться, как всегда. А мне пока что необходимо было ещё кое-что обдумать.



Strannitsa_49

Отредактировано: 24.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться