Видеть мир сердцем

ГЛАВА 5

Настя смотрела и смотрела вслед удаляющемуся парню, не в силах двинуться с места. Вот сейчас он исчезнет за поворотом, и все. Все, она не сможет его никогда вернуть, потому что проявила слабость, когда надо было продемонстрировать силу, отстаивать свои слова, свои чувства. Не брать, а давать. Она смотрела, не зная, что делать. Одинокая слеза покатилась по ее щеке.

— Дима! — истерично закричала Настя, поднося руки к лицу и закрывая рот, стараясь сдержать рыдания, рвущиеся наружу. Она готова была кинуться вслед за ним. Нет, она не даст ему просто так уйти. Во всяком случае, не сейчас, она поговорит с ним, не на повышенных тонах, как только что, а по-человечески, как свойственно разговаривать взрослым людям.

Она увидела, как напряглись и опустились плечи Дмитрия, как он замедлил шаг, а потом вообще остановился. Настя бросилась со всех ног к нему, пока тот не передумал. Прямо с разбегу она прижалась к его спине, сплетая руки на животе, и так замирая, слушая, как бьется сильное сердце мужчины… Ее мужчины?

Дмитрий медленно развернулся в кольце рук Насти, неспешно снял очки со своего лица и пустыми невидящими глазами «посмотрел» в ее глаза. Он что-то пытался сказать ей, но Настя ничего не слышала, она не хотела ничего слышать, покрывая легкими поцелуями лицо парня.

— Давай не будем спешить, — тихо попросил Дмитрий. — Ты меня совсем не знаешь. Вдруг я окажусь не тем, кем тебе показался вначале?

— А вдруг я окажусь тоже не той? — спросила Настя.

— Ну, с этим я как-нибудь разберусь, — улыбнулся он. — А вот ты можешь быть неприятно разочарована.

— Я тоже с этим как-нибудь разберусь, — серьезно ответила Настя.

— Ой, ли? — снова улыбнулся Дмитрий, надевая очки и словно отгораживаясь от этого мира. Подумав ровно секундочку, он опустил руки и тоже переплел их на талии Насти. — И все же, давай, пока оставим все, как есть — наши утренние встречи в сквере и ничего больше.

— А если я захочу прикоснуться к твоим губам своими? — спросила Настя, прижимаясь к нему всем телом.

— Тебе придется меня об этом попросить, — совершенно серьезно произнес Дмитрий. — Я просто этого не увижу. И вообще, тебе много придется разговаривать со мной — я слышу, чувствую, но не вижу. Тебе придется научиться помнить об этом. А я попытаюсь научить тебя чувствовать, ощущать с закрытыми глазами, если ты захочешь.

Настя была согласна на все в эту минуту — с закрытыми глазами, так с закрытыми, главное ей поверили, не отвергли вторично.

А потом они гуляли по скверу, взявшись за руки. И музыка летнего утра играла только для них — пели птицы, шелестели листьями деревья от легкого ветерка, было слышно даже, как одинокие облачка проплывали по бескрайнему синему небу…

 

На завтрак Настя благополучно опоздала. Но даже ворчание Ляли по поводу остывшей каши не смогло испортить ей настроение.

— Да, кстати, — проговорила та серьезно, глядя в глаза Насте. — Я хотела бы сегодня получить зарплату за отработанную неделю и взять выходной на завтра.

— Как выходной? — растерялась Настя. — Мне что, ночевать одной?

— По закону положено, — продолжала настаивать Ляля. — Я же не два прошу, а всего один. Ночевать вам одной не придется, я вернусь.

Она уже знала, что Настя не любит спать одна в темноте.

— Я уеду рано утром в воскресенье и поздно вечером вернусь, — проговорила Ляля твердо.

— Может, тебя отвезти и привезти, — предложила Настя.

— Нет. Не надо. Я сама, — сказала, как отрезала, хотя до этого всегда была рада, когда ей предлагали помощь. — Буду в одиннадцать. Гони деньгу. Мне еще по магазинам пройтись надо. Все купить — рано уеду.

Настя даже растерялась, всегда вежливо-предупредительная Ляля, и вдруг такое. Она удивленно взглянула на нее.

— Извините, — проговорила та сразу же. — Нервы. Проблемы у меня.

— Может, все же я помогу? — снова предложила Настя.

— Нет, не надо, — уже мягче проговорила Ляля. — Пока, думаю, своими силами обойдусь. Не переживайте. Сегодня весь день с вами пробуду и даже обедом накормлю…

Настя заплатила девушке за отработанное время, сколько по тарифу положено, и добавила от себя сверху, чему та была несказанно рада. Она еще днем затарилась продуктами и заказала такси на пять утра. Настя больше не стала у нее ничего выспрашивать, настанет время, сама все расскажет. А завтра она тогда погуляет с Димой, уговорит его пойти куда-нибудь — ведь день такой длинный.

Только не удалось ей провести весь день с Дмитрием, тот сослался на какие-то неотложные дела, пробыв с Настей всего ничего. Какие такие дела могут быть у слепого? Вот и пришлось бесконечно длинный день коротать Насте одной.

Ляля вернулась, как обещала, ровно в одиннадцать часов, в прекрасном настроении, и сразу принялась наводить порядок, несмотря на поздний час — вытирать невидимую пыль, убирать разбросанные вещи.

Жизнь вернулась в привычное русло…

С понедельника Настя плотно занялась поисками пропавшего героя-пожарного. Имя известно, время пожара тоже. Чего, казалось бы, проще? Она быстро вычислила больницу, куда доставили пострадавших на том пожаре. Там же она узнала, что спасенный мальчик пока остается слепым, но за ним наблюдают в офтальмологическом центре и готовят к операции. А вот пожарный от наблюдения отказался, мол, это безумно дорого сейчас, на его пенсию он не вытянет, а на операцию просто никогда не заработает. Но иногда все же его кто-то в центр привозил, и он анализы сдавал и кое-какое обследование проходил.

Фотографий, естественно и там, в больнице, не оказалось. Но зато нашлись физиономисты, которые подробно описали героя. И Настя почти не сомневалась, что гуляющий по утрам в сквере Дмитрий и есть тот самый.



Анна Серова

Отредактировано: 03.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться