Видишь принца - целуй! И так восемь раз

Размер шрифта: - +

Глава первая. Поцелуй первый

 Мы с миленком целовались,

   Обнимались горячо:

   Я ему сломала челюсть,

   Он мне вывихнул плечо*.

  

   Эх, миленький мой,

   Масляные глазки,

   Не дождешься от меня

   Ни любви, ни ласки.

   Из репертуара народного дуэта "Поля и Глая".

  

   Лифт опускался к подножию Ангельских гор, кажется, целую вечность. Наконец он остановился, створки разошлись, и девушки ступили на каменистую почву предгорья.

   - Какая красота! - Аглая восторженно оглядывалась по сторонам. - Почти как на Домбае летом! А где лифт?

   Лифт исчез. Ангельские горы смотрелись монолитом, как будто и не было никакого Зала Ожидания, информирующей стены, тумб с пейзажами Барача и прочих чудес.

   - Ну и пусть, - легкомысленно сказала Полина, - нам туда не возвращаться. Потом вспомнила предостережения Стены и нахмурилась: - Ну, я надеюсь.

   - Все будет хорошо, - успокоила подругу Аглая. Ей хотелось бегать и скакать по свежей зеленой травке, как какой-нибудь первоклашке. Воздух, напоенный ароматами цветов, казалось, можно было черпать ложкой и намазывать на хлеб. - Пойдем?

   Девушки зашагали по неширокой дорожке, под небольшим уклоном ведущей вниз. Впереди виднелись небольшие рощицы, по обеим сторонам простирались зеленые луга с островками тюльпанов и еще каких-то белых цветов. С тропинки их было плохо видно. Жужжали пчелы, щебетали пташки, гремела посуда в рюкзаке у Полины. Повинуясь влиянию момента, будущая актриса запела:

   - Справа и слева синее небо,

   А под ногами дальний путь.

   Куда иду я - не знаю, дорога сама

   Меня приведет куда-нибудь.**

   Голос у нее был приятный, но не очень сильный, "актерский", и, самое главное, в ноты она попадала.

   - А правда, куда ведет эта дорога? - спросила Аглая. - Ты же вчера целый час изучала карту.

   - Сейчас мы, должно быть, уже на территории королевства Дофер. С севера оно как раз ограничивается Ангельскими горами. Дойдем до первой деревни, арендуем, не привередничая, любой транспорт и направимся в сторону столицы. Не торопясь. Мы никого и ничего тут не знаем, как бы не наломать дров. Расспросим местных по дороге про то, про се, про местного принца. Как тебе такой план?

   - Годится. А далеко до столицы?

   - Не думаю. Тут вообще страны малюсенькие, в половину нашей области. Столица - как у нас райцентр.

* * *

   ... Через три часа пешего хода (и два привала) Полина начала понимать, что не такие уж маленькие на Альтре страны. Или это области в России такие большие? Еще через два часа она пришла к выводу, что лошади не так уж и воняют.

   Пришлось вспоминать старый проверенный способ согнать усталость. Будущая актриса остановилась, огляделась, и сошла с дорожки, чтобы прижаться всем телом к ровному стволу какого-то могучего дерева. Она была уверена, что таким образом можно зарядиться энергией природы. Аглая заряжаться не захотела, зато с удовольствием спустила с плеч тяжелый рюкзак. Полина попыталась обхватить дерево руками, чтобы замкнуть, как ее когда-то учили, энергетический круг, но оно оказалось слишком толстым. Пришлось подзаряжаться по частям, поворачиваясь к стволу то боком, то спиной.

   - Мы, россияне, зажрались, - разглагольствовала, стоя рядом, Аглая, в памяти которой еще были свежи школьные уроки географии. - Вот мы с тобой живем в областном центре, не самом крупном, население - полмиллиона. И как мы называем его меж собой? "Наш городок". Фигасе! Да в Европе полно столиц с таким же или меньшим населением! Да что столицы! Во всей Исландии в два раза меньше населения, чем в нашем городишке!

   - Ты еще Лихтинштейн вспомни, - сказала Полина, наконец отлипая от дерева и возвращаясь на тропинку.

   - Лучше Монако. Там тоже есть принц.

   - Ага. Альберт Второй. Ему шестой десяток и он лысый как колено.

   - Смотри-ка, как ты в принцах разбираешься, - подколола подругу Аглая, огибая скатившийся на тропинку здоровенный камень.

   - Только в принце Альберте. Он не так давно женился - в пятьдесят три года в первый раз. По всем каналам церемонию крутили. Невеста плакала.

   - Ну, еще бы. Надеюсь, здешние принцы не будут старыми.

   - Или хотя бы не будут лысыми. Я почему-то, глядя на лысых, сразу дедушку Ленина вспоминаю.

   - Какой он тебе дедушка? - хихикнула школьница. - Он же ровесник принца Альберта. В смысле, когда умер.

   - Да? Действительно. Давай тогда так. Дедушка Ленин - дедушка, а принц Альберт - старый козел, - заявила Полина, которую раздражали молодящиеся юноши предпенсионного возраста, которые так и вились вокруг будущих актерок. - И знаешь, что дедушка Ленин делал с такими старыми козлами...

   - Что?!

   - Агитировал!

   - Фу ты, а я, уж было, подумала. И кстати, о козлах, - Аглая показала рукой в сторону. - Смотри - стадо. И пастух. И деревня какая-то. И мужик навстречу идет.

  

* * *

   По дороге действительно шел мужик, щекастый, кряжистый, одетый в немаркого цвета шаровары, рубаху синего шелка и такой же, как у девушек, длинный жилет с множеством карманов.

   - Ну все, - заметалась Полина, - приготовились к первой встрече с аборигенами, сделали умные, нет, интеллигентные, нет, простые и добрые лица.

   - Дыр быр быр, тыр быр быр, дыр тыр быр, - сказал подругам мужик и осклабился.



Ирина Дарсеньева

Отредактировано: 19.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться