Видишь принца - целуй! И так восемь раз

Размер шрифта: - +

Глава восьмая, последняя. Поцелуй восьмой, последний

 Без меня в твоем саду

   Засыхают грядки.

   Принесу кувшин воды,

   Будет все в порядке.

  

   Хулиганы, хулиганы,

   Хулиганы, да не мы.

   Есть такие хулиганы -

   Не выходят из тюрьмы.

  

   Дайте в руки мне баян,

   Я порву его к свиньям!

   Из репертуара народного дуэта "Поля и Глая".

  

   Не успев толком осмотреться в Меллорнбурге, юные артисты загремели в кутузку. Произошло это буквально на второй день после их прибытия в столицу Эльфиона. Увы, но вписаться в местный менталитет не удалось ни свободолюбивому народному дуэту, ни даже Мирику, которому когда-то добровольно-принудительно пришлось прослушать начальный курс дипломатии.

   Первый звоночек прозвенел уже на въезде в город, но по юной легкомысленности путешественники не придали ему особого значения.

   Их нисколько не насторожили ни неодобрительные взгляды редких прохожих, ни излишняя придирчивость стражи, которая дотошно допрашивала каждого въезжающего в столицу.

   За бродячую труппу стражники взялись особенно рьяно. Интересовало белокурых парней в форме буквально все. Откуда и с какой целью артисты прибыли в Меллорнбург, сколько планируют здесь пробыть, кем друг другу приходятся, где предполагают остановиться, имеют ли документы, подтверждающие право давать концерты. И главное - располагают ли достаточными средствами, ибо жизнь в столице не дешева, а нищебродов, особенно не эльфийской национальности, здесь быстренько направляют на общественные работы.

   Стражники Аглаю разочаровали. Все они, конечно, были эльфами, высоченными блондинами, но разговаривали тонкими визгливыми голосами и показались школьнице на одно лицо. Аглая куксилась, нетерпеливая же Полина начала беситься уже на втором десятке вопросов. К счастью, переговоры вели не они, а дисциплинированный Мирик. Он добросовестно отвечал на все вопросы, демонстрировал документы и деньги, и безропотно согласился отвести Пикапера на ветеринарный контроль, а бричку отдать в чистку. Сразу, как заселятся в гостиницу. Вот только найдут подходящую. Да, вот прямо сейчас и отправятся искать. Да, господа офицеры. Всенепременно, господа офицеры. Всего доброго, господа офицеры.

  

* * *

   - Мне показалось, или нам действительно здесь не рады? - задумчиво проговорила спустя полчаса Аглая. Улицы, по которым двигалась пропыленная бричка, выглядели ухоженными и солидно-старомодными. Вот только красоты города юных артистов не радовали, поскольку все, буквально все прохожие при попытке Мирика спросить дорогу до ближайшей гостиницы воротили головы.

   Вышагивали они при этом с таким горделивым достоинством, что Полине сразу вспомнилось старорежимное выражение "чистая публика". На мгновенье ей показалось, что вот-вот из-за угла вывернет "проминающий себя" Мокий Парменыч Кнуров и, не обращая внимания на поклоны буфетчика, сядет к столу уличной кофейной и вынет из кармана французскую газету. А буфетчик Гаврила важно пояснит слуге Ивану: "Как же ты хочешь, чтобы он разговаривал, коли у него миллионы. С кем ему разговаривать?".

   Будущая актриса помотала головой и вынырнула в эльфийскую явь из хорошо знакомой еще по школьной постановке "Бесприданницы". Вместо неприлично богатого купца на пути брички появился очередной долговязый эльф, предсказуемо отпрянувший в сторону, стоило Мирику с ним заговорить.

   Полина внимательно посмотрела на него, что-то решила про себя, и обратилась к следующему Мокию Парменычу на безупречном эльфийском.

   Мирик досадливо хлопнул себя по лбу. Следовало сразу догадаться, что столичные снобы не станут отвечать сидящему на пропыленных козлах провинциалу, обратившемуся к ним на общеимперском.

   Полина щебетала и щебетала, даря собеседнику самые обворожительные свои улыбки.

   Мокий Парменыч отвечал ей тонким высоким голосом, и будущая актриса начала понимать, что волшебный контр-альт Бондюэля не такая уж редкость, как ей поначалу показалось. По крайней мере, в Эльфионе.

   - Хорошо, что ты догадалась заговорить с местными на эльфийском, - сказала довольным голосом Аглая, когда бричка свернула в ближайший переулок - вожделенная гостиница оказалась совсем рядом. - Они ведь, наверное, общеимперского здесь не знают.

   Полина обернулась к подруге и тяжело вздохнула.

   - Простодушная ты, Аглая, доверчивая. Все они знают, и получше тебя.

   - А почему тогда? - школьница с обидой распахнула наивные карие глазки.

   - Ну как тебе объяснить? Ты джактихов каракуматских помнишь? Помнишь, конечно, как их забыть. Вот и эти такие же, не гляди, что нарядней одеты. Эльфион вошел в империю еще позже халифата, не успели пообтесаться.

   - Думаешь, пообтешутся? - Аглая с сомнением огляделась по сторонам. Прохожие по-прежнему не проявляли дружелюбия.

   - А куда они денутся с подводной лодки? В их узкий средневековый мирок пришла интеграция и эта, как ее?.. кооперация. Да и тьфу на долдонов белобрысых, нам о себе подумать надо. Что-то мне уже подсказывает, что подобраться к принцу будет не просто. Ладно, сначала надо поселиться в гостиницу и посадить наконец ВНебо в центральном парке. Пока у него корни не отсохли.

  

* * *

   В гостинице "Утренняя роса" все трое новых постояльцев, не сговариваясь, стали общаться - и с персоналом, и между собой - на эльфийском. Помогло это слабо - на них по-прежнему посматривали свысока, но хотя бы снисходили до ответов. У юных артистов приняли плату, показавшуюся практичной Аглае грабительской, выдали ключи от двух номеров - и все это, разговаривая через губу.



Ирина Дарсеньева

Отредактировано: 19.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться