Видящая

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Вскоре двери лифта разошлись, являя очередное помещение как две капли воды похожее на то, откуда меня увела Игла. Кстати, я не запомнила, на которую кнопку нажал Карат. Впрочем, какая разница, здесь мне все было внове.

Пока я осматривалась, воитель поторопился выйти из лифта. Остался рядом только Череп, но и он ждать, пока соизволю оторваться от изучения местности, не стал. Громко гавкнул, отчего я подпрыгнула от неожиданности, и потопал за парнем. Мне ничего не оставалось, как следовать за собакой. Карат, естественно, не интересовался, а не отстала ли я.

Мы преодолели очередной поворот, широкую проходную залу, где я увидела знакомую картину: люди и животные отдыхали, общались, в общем, неплохо проводили время. Кстати, замеченные мной индивиды были тоже знакомы, мимо них мы проходили с Иглой, когда шли к владетелю. Значит, где-то рядом должна быть комната, в которой я спала.

Парень опять свернул, преодолел еще пару проходных комнат-зал, потом только остановился. Дождался нашего с Черепом прихода и без особого выражения заявил:

– Моя сота начинается здесь. Будь добра, запомни дорогу.

Угу, как это? Легко сказать, запомни, если идешь по виляющим коридорам во второй раз.

– Что такое сота? – прежде чем он опять превратится в манекен, спросила я. – Скажи, будь добр.

Интонацию скопировала совершенно случайно.

Парень, кажется, жалел, что, вообще, открыл рот. Видимо, разговаривать со мной он не имел никакого желания. Впрочем, и я бы свела наше общение на нет. Только вот больше спрашивать-то не у кого. Обладал бы Череп человеческой речью, спросила у него, а на этого душегуба и не смотрела.

– Сота – это комнаты членов пригоршни, – все-таки соизволил ответить Карат. – Десять отдельных комнат и одна общая зала.

А потом он развернулся и прошел дальше, оказываясь в очередной проходной комнате. Я, мысленно приготовившись ко всему, вошла следом за ним и за собакой. В зале прохлаждались четверо: рыжая девушка и два парня моего возраста, а также мужчина лет тридцати. Уже не удивляясь, я увидела возле каждого из них животное. У девчонки на коленях грелась черная кошка, у ног мужчины лежала пятнистая ящерица, парней обвивали змеи той или иной степени ужасности.

– О, ты вернулся, Карат!

Едва завидев парня, рыжая мигом закончила разговор с обладателем ящерицы. Подхватила свою пантеру и подбежала к нему. Выглядела девушка занимательно: помимо огненного цвета кудрей, имела зеленую радужку глаз, вздернутый носик, стройное телосложение и длинные ноги. На ум пришло определение: ведьмочка.

– Что сказал Булат? – поинтересовалась она.

Парень едва заметно поморщился и нехотя ответил:

– Знакомьтесь, это Лиза, – и некультурно тыкнул пальцем. – Видящая. С этого момента член нашей пригоршни.

Некоторое время местный контингент молчал, видно, переваривал мое появление. Однако не забывал бесстыдно рассматривать и меня, и ведена.

– Чара, помоги ей подобрать комнату, познакомь со всем и всеми. Покажи, что да как. Но ко мне пока не ходите, поразмышлять надо. Кое о чем.

– Как скажешь, Карат, – кивнула ведьмочка. – Ну, пошли, что ли, Лиза.

На моем имени она почему-то запнулась.

– Покажу, какие комнаты пусты.

Не дожидаясь моего согласия, Чара развернулась и порысила дальше вглубь соты.

– Вот эти пять – заняты, – показала она на ближайшие двери. – Остальные можешь осмотреть. В целом они одинаковые.

Раз одинаковые, то какой смысл выбирать, мучиться?

– Вот эту, – указала я на первую, попавшуюся на глаза дверь, находившуюся через три после последней занятой.

Кстати, сота, и вправду, чем-то походила на соты в улье. Из коридора можно было войти в общий зал для отдыха, из него – в личные. Личные окружали зал на манер лепестков ромашки.

– Как хочешь, – повела плечами девушка. – Располагайся.

И быстрехонько ретировалась.

Мда, похоже, я пришлась совсем не ко двору. Глубоко в душе тлела надежда, что остальные члены пригоршни примут меня лучше, чем их командир. Но нет. Хотя на что я, собственно, могла надеяться? Появилась из ниоткуда и вклинилась в сработанную группу.

Вздохнув, тронула дверь, которая тут же открылась. Неужели замков нет? Точно, только щеколда. Мда, час от часу не легче.

– Что скажешь, птица? – прислонившись спиной к деревянной поверхности, спросила я. – Как думаешь, сможем мы с тобой здесь прижиться? Или я зря согласилась?

Птица наклонила голову и, как мне показалось, успокаивающе заклекотала.

– Буду на это надеяться, – грустно улыбнулась я. – А пока, давай осмотрим тут все самостоятельно, раз уж никто экскурсию не удосужился сделать.

Оказалось, под понятием «личной комнаты» здесь понимали несколько другое, нежели я. Скорее, это была однокомнатная квартира с полноценной кухней и совмещенным туалетом. Имелись и странности, вернее, одна, но значительная. Здесь отсутствовали окна. Совсем. Ни одного. Я специально везде проверила.

Вместо них, обнаружилось нечто похожее на закрытую подвижными рейками вентиляцию. Наклонил рычаг возле вентиляционного люка, рейки поворачивались – в комнату врывался сильный поток воздуха. Поменял наклон – поток уменьшался. Вернул в начальное положение – становился едва ощутимым.

Из мебели в комнате находились кровать, объемный шкаф, в котором мне удалось обнаружить два полотенца и нераспечатанный комплект постельного белья. Стол, стул и прикроватная тумбочка. Так сказать, необходимый минимум для жизни. Впрочем, в интернате, да и в квартире Томы было куда скромнее, так что, в общем, мне понравилось.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться