Видящая

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Облокотившись на спинку скамьи, я зажмурилась. Миллионы мыслей проносились в голове, и каждая из них хотела быть понятой. Как так получилось, что якобы такие же существа, как я, вершители, относятся ко мне как к пустому месту. Вернее, едва выносят. А одна из чуждых, против кого, по идее, мне должно сражаться, отнеслась с пониманием. Ни гнала, ни запугивала, ни пыталась манипулировать. Возможно, я ошибаюсь, но… Элька ни разу не сделала мне больно за все время нашего знакомства. А ведь тогда я была человеком, ее потенциальной пищей.

Вот блин, я запуталась. Не знаю, кого слушать, кому верить. Не знаю, кому могу доверять.

– Кья-кья, – раздалось справа. На колени что-то шлепнулось.

Вздрогнув от испуга, открыла глаза – на спинке восседала Кьяка. Оказалось, я до того погрузилась в невеселые мысли, что не заметила ее прилета.

Да уж, хороша. Любой монстр подкрадется и кусочек отгрызет, а я и не увижу.

– Кья-кья, – она снова подала голос.

– Да, Кьяка. – Я улыбнулась в ответ. – Тебе доверять я могу.

Дожила, называется. Могу доверять только птице.

– Кья-кья. – Веден ткнула клювом мне плечо.

– Что ты хочешь сказать?

Кьяка спрыгнула со спинки и, смешно растопырив крылья, приблизилась. Ткнула в бедро, и только потом я увидела это: тушку голубя, лежащую на коленях.

Первым желанием было заорать и сбросить труп, но мне удалось сдержаться. С трудом заставив себя не визжать, перевела взгляд на птицу.

– Милая, спасибо, – дрожащим голосом протянула я. – Но честно, такое не ем, кушай сама.

Кьяка потопталась-потопталась и забрала подношение. Я отвернулась, внутренне содрогаясь, позволяя ей обедать. А когда птица закончила трапезу, посадила ее на плечо и пошла прочь из парка.

 

Так как с Элькой я обо всем забыла и телефон не забрала, пришлось снова идти в школу. Обратно до здания мы с Кьякой добрались без проблем. Чара оказалась права – на птицу, с комфортом устроившуюся на плече, внимания никто не обращал, будто девушки с соколами здесь были обычным делом. Впрочем, не обращали и ладно, нашим легче. Странности начались позже, когда я вошла в здание. Вернее, даже не странности, а вполне закономерная закономерность, к которой мне так и не удалось подготовиться.

Чуждые.

Я видела ни одного и ни двух, а гораздо больше. Пять, десять, двадцать. В не таком уж большом скоплении школьников, то там, то здесь мелькали волосатые лица, рога, огромные уши, хоботы, крылья, хвосты. Страшенные ни на что не похожие морды, щупальца, слизь и много чего другого. Как будто школа собрала под своей крышей всех монстров на свете.

Но самое страшное не это. Они видели, что я вижу их, они знали, что я знаю о них.

 

Вначале я пятилась, но когда за спиной выросла стена, и отступать стало некуда, замерла. Чем дольше смотрела на них, тем страшнее становилось. Ужас сковал похлеще цемента, прирастил к полу, превратил в памятник самой себе.

Внешний мир вдруг стал удаляться, краски выцветали, я переставала слышать звуки. Только возмущенный клекот Кьяки доказывал, жива. Пока жива.

– Лиза, – мужской голос раздался совсем близко.

От неожиданности я дернулась и закричала.

– Не ори!

Чья-то ладонь закрыла рот, я испугалась еще больше и принялась отбиваться. В мозгу билась лишь одна мысль: сейчас сожрут!

– Не пинайся! Вот сапиенса шизанутая!

Пренебрежительное «сапиенса» резануло слух. А уж «шизанутая» и вовсе заставило включить голову. Так, голос хриплый, лающий, противный. Скосила глаза – увидела Черепа, который удивленно глядел мне за спину. Сложила два плюс два. Карат!

И этот душегубец сейчас прижимал меня к себе, да еще и руки грязные в рот совал. Какой ужас!

Пока я билась в истерике, тело начало действовать. Едва чужие пальцы снова попали в рот, зубы сжались.

Вопль боли, раздавшийся следом, был сродни музыке.

Естественно, руки от лица убрали, а меня саму тут же отпустили. Чем я и воспользовалась, отскочив на добрые метра три. Уж лучше незнакомые чуждые, чем знакомый воитель.

– Ты…, ты… – На лице Карата читалось явное желание убивать. – Ты ненормальная.

– Конечно, ненормальная, с таким-то радетелем, – не осталась я в долгу. – Скоро сама отдамся на опыты монстрам.

Меня все еще колотило от пережитого страха. Одновременно хотелось спрятаться куда-нибудь подальше и расцарапать физиономию воителя. Пока тот соображал, что мне ответить, мельком огляделась. Кроме Карата, ко мне больше никто не приближался, обычные школьники, да и не очень обычные обходили стороной. Видно, решили, что связываться с ненормальной себе дороже. Чуждые, правда, глядели во все глаза, но не более.

– И что орала как резанная? – решил подать голос воитель. – Всех переполошила. Цирк устроила.

Я внутренне скривилась, но не ответила. И, верно, хватит уже веселить народ.

Не дождавшись реакции, он на некоторое время замолчал, а потом спросил гораздо спокойнее:

– Сделала, что хотела?

Я вопросительно подняла бровь.

– Зачем-то же тебе нужно было сюда возвращаться, – пояснил Карат. – Вот и узнаю, готова вернуться в гнездо или нет?

– Не готова, только пришла.

Ну не рассказывать же ему, что с Элькой полдня прогуляла. Не уверена, что нужно сообщать о встрече с чуждой.

– Ясно, – нахмурился он. – Тогда займись, ждать тебя долго я не намерен.

Зачем тогда пришел? Бродил бы по гнезду и на мозги не капал. Приперся и сразу правила начал устанавливать.

Однако говорить ему я ничего не стала. Развернулась и пошла в сторону кабинета забытых вещей, куда относили находки. Череп с воителем направились следом. Возле входа я остановилась, глянула внутрь вроде бы только люди.



Розалинда Шторм

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться