Видящий победу

41. Стёпик

Когда думаешь, что всё слишком запутанно, всё обязательно и неизбежно запутается ещё больше. И если ты найдешь в себе смелость допустить, что следствия событий ведомы неизвестными тебе ещё обстоятельствами… Если признаешь, что некоторые закономерности ты не в силах расшифровать, то, возможно, даже тайны того, что называется хаосом, откроются тебе. 

Доктор Себастьян Степнов, созданный из программируемых стволовых клеток, родился сто двадцать один год назад, в две тысячи триста тридцать четвёртом. Долгое время он был обслуживающим устройством, выполнял самую грязную работу. Но когда его создатель, профессор Рытвинов, который руководил Министерством Здравоохранения, покончил жизнь самоубийством, встал важный для всего мира вопрос — кто займёт его место. Никого с соответствующим потенциалом не было обнаружено и мировое правительство приняло закон о допуске роботов, андроидов и искусственного интеллекта к управлению общественными организациями. После урегулирования вспыхнувших восстаний о сохранности ценности человека в мире, Себастьян Степнов, тогда ещё молодой киборг, смог приступить к выполнению обязанностей. 

Помимо биологических элементов, тканей и живых клеток, искусственный человек имел ряд дополнительных нанопроцессоров. И так как эффективность принятия решений с их помощью, была значительно выше, чем с помощью органа, подобного человеческому мозгу, Степнов использовал чипы чаще. Однако суждения, которые он транслировал миру, оказались слегка «беспринципными», «нечеловеческими». Из-за этого по всему миру вспыхнули новые волны восстаний против машин. Все в один голос кричали, что роботы «должны знать своё место», что человечество никогда не будет управляться неживым организмом. Хотя, все те же признаки жизни, что и у людей, у Степнова присутствовали. Но в порыве агрессии мало кто придаёт значение правде. Поэтому информацию о стёпиках строго засекретили, заявили общественности, что сменили управление Министерством и представили доктора Себастьяна Степнова, гениального биоинженера, который заменит Рытвинова, создавшего кибермонстров. 

«Какая занимательная и трогательная история» — усмехнулся Никанор, когда жухлый старик закончил урок истории. 

— И что, я должен поверить, что за сто двадцать лет не было гениальных биоинженеров? 

— Были, — тяжело вздохнул старик и прокашлялся, — только другие добирались до них быстрее, чем наше Министерство. 

Видя вопросительный взгляд Ники, доктор Степнов пояснил: 

—  У нас даже игра такая есть в высших кругах, «Битва за гения» называется. Собираемся, бывает, на заседание, а кто-то задерживается, и за игрой можно скоротать время. Только если там противник ждёт пока ты сделаешь ход, в реальности такого нет, кто быстрее — тот и получил ребенка, который совершит прорыв в твоей отрасли. 

Пока Никанор размышлял, формулируя важные для него вопросы, которые помогут расставить всё на свои места, доктор Степнов достал с нижней полки невысокого стеллажа с пробирками большую черную коробку. Несколько раз кликнув что-то на браслете, он вырастил стол, стул и присел напротив Никанора, удобно расположившегося на мягком диванчике. Доктор с грохотом поставил коробку и выдвинул из неё нижнее отделение. Пространство оказалось поделено на девять частей, в каждой из которых лежали небольшие разноцветные фигурки. Один ряд маленьких, второй — в два раза выше. 

— Так тебе будет нагляднее, — старикан достал из верхней части короба черно-белую доску в клетку восемь на восемь и развернул на столе. 

Доктор Степнов поочередно тыкал пальцем в фигуры и объяснял чем они отличаются. Сначала он рассказал о значении цветов. Никанор скривился, не желая тратить время на бессмысленные игры, и потрогал нагрудный мешочек с новым электронным устройством. Раздался приглушенный голос синеволосой девушки. «Невозможно активировать во время выполнения задания» — холодно произнесла она и парень едва заметно дернул плечами, понимая, что придется слушать искусственного человека. 

Цвета наборов означали фракцию: красный — энергетика, белый — правопорядок, черный — теневики (да, да, они оказались официальной структурой!), фиолетовый — космические программы, зеленый — здравоохранение, оранжевый — сельское хозяйство, синий — образование, голубой — производство и логистика, жёлтый — идеология. Каждая фигурка обладала своим весом. Самыми большими и значимыми были фигурки управленца отделения и гения, который согласно результатам сканера потенциала принадлежал к конкретному направлению. Следующими были руководители, двое из которых отвечали за текущую деятельность и двое за планирование будущего и развитие. И ещё две важные фигуры — люди-туннели, соединяющие фракции между собой, ведь в современном мире невозможно быть полностью отдельной структурой, у всех есть точки соприкосновения. Оставшиеся маленькие статуэтки, с большими шариками на палочках, были великими с нераскрывшимся потенциалом гения, то есть ниже пяти процентов. Смысл игры заключался в том, чтобы захватить гения противоположной фракции, перемещая свои фигуры по полю согласно правилам. В зависимости от цвета фигурок, то есть от их принадлежности к конкретному подразделению, управленец имел какую-то свою, уникальную «суперспособность». Например, начальник производства и логистики мог заблокировать одну клетку так, что противник на неё не сможет переместиться, управленец отдела идеологии мог переманить на свою сторону одну из великих, а у здравоохранения суперспособностью было отравление — выбранная фигура из сильных, кроме гения и управленца, заменяется великой. 

— А не проще смоделировать ситуацию в виртуалке? — устало спросил Никанор не понимая какую задачу решает эта игра. 

Выглядит, конечно, занятно, пестрые фигурки на черно-белой доске, каждая ходит по своим правилам, какие-то могут перескакивать другие, а гений с каждым ходом набирает силы и на восьмой ход может перемещаться в любую сторону на любое количество клеток, но… Но всё равно какая-то дурацкая затея объяснять сложное устройство мира на примере этих выдуманных правил. 



Кощеева Алёна Ильинична

Отредактировано: 20.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться