Видящий победу

43. Основы мироведения

«Слишком много мыслей и мало дел» — подумал Никанор, открывая глаза. Да, он усердно трудился всю неделю с докторым Степновым, но это его никак не приблизило к исполнению своих желаний. А могут ли вообще, в этом мире с дикими нравами, но порой жесткими правилами, исполняться желания? Сидя на кровати, он развернул портативное электронное устройство в небольшой экранчик. Вместе со вторым уровнем ему открылась возможность углублять знания не только в своей дисциплине «биоинженерия», но и в дополнительных, которые определил сканер ещё в Раю. Почти четверть времени своей жизни он мог тратить на изучение кибернетики, основы которой изучил ещё в раннем детстве в школе, шесть-семь процентов в равной степени на хирургию и мироведение, а самую малость имел право выделить на селекцию живых существ. Пришло время заняться расширением кругозора. «Но только после завтрака!» — принял решение Никанор и перешёл по вкладке в раздел питания. 

Электронное устройство отдавало холодом и отчего-то вспотевшие ладони сделались совсем ледяными. Ники взглянул на каплевидный стол, принюхался, показалось что запахло кукурузой — сочными ярко-жёлтыми кочерыжками, покрытыми солью. Аромат вызвал бурю эмоций. Радость от предвкушения приёма пищи смешались со злостью и тоской. «Лучше бы другой еды заказал» — фыркнул Никанор, недовольно поглядывая на входную дверь. Сегодня ему захотелось наградить себя приятным завтраком в честь первого выходного дня после комы. Но теперь каждое событие было подточено мрачными воспоминаниями, будто трухлявое дерево, в котором жуки прогрызли извилистые ходы, нарушив его природную структуру. Ники бросил планшет на кровать, нацепил тапочки и, лениво переставляя ноги, открыл входную дверь. Сонное пространство в ту же секунду наполнилось жизнью. Утренняя свежесть окончательно разбудила парня, словно изумрудная трава и снующие над ней пчёлы, забрались в самые тёмные уголки мыслей парня, прогоняя прочь уныние и грусть. Он прикрыл глаза и, наслаждаясь летним солнцем, вдохнул пахнущий росой воздух полной грудью. 

У тоненькой каменной дорожки, которую рабочие делали по его заказу несколько дней, уже лежало несколько коробок. Одна с подогревом — в ней кукуруза, а другая, с охлаждением, для мороженого. Рядом с ними небольшой мешочек из быстро разлагающейся ткани, в нём питательные шарики на обед. Вкус вкусом, а нужные для работы организма микроэлементы лучше употреблять в концентрированном виде. Так быстрее и полезнее. Никанор схватил коробки и, оставив дверь открытой нараспашку, чтобы тепло живого дня проникало в жилище, уселся за широкую часть стола. 

— А делать надо что? — спросил он в голос сам у себя, составляя из мыслей концентрат действий. 

— Вы можете делать всё, что захотите, — встрепенулась синеволосая девушка, — вот список задач.  

На стене без окон появился перечень доступных работ. 

— Неееет, — чавкая кукурузой, прокомментировал её ответ Никанор, — я не могу делать всё, что захочу. Это обманка, иллюзия, понимаешь? Они дают большой список задач, ты видишь эти все варианты и думаешь, что у тебя есть выбор. А его нет! 

Никанор хлопнул ладонью по столу и тарелка, в которую превратилась коробка-трансформер, легонько подпрыгнула. 

— А я хочу что? — продолжил Ники, выковыривая оставшиеся жёлтые зёрна и их отправляя в рот, — Я хочу точно знать кто я, что я делаю и зачем. И почему за гениев идёт борьба. Разве можно заставить человека идти туда, куда он не хочет? 

Никанор замолчал и положил кочерыжку на тарелку, пододвигая к себе пёстрые шарики мороженого. 

— Вот ты скажи, кто даёт эти задания? Почему сканер делит на три категории людей, а не на десять, например? Разве я не могу быть тем, кем хочу, культуроведом скажем? А мне назначена биоинженерия. 

Выковыривая языком застрявшие в зубах кусочки кукурузы, парень развёл руками и повернулся к наигранно задумавшейся над вопросами синеволосой помощнице. Она наверняка их уже определила в категорию «риторические», но делала вид, что проявляет участие в беседе. 

— Я могу посмотреть твой исходный код и отредактировать? 

— Функция недоступна на данном уровне. 

— Вот видишь! Никакой свободы! Никакого выбора! Дураки! Они все дураки!

Рассмеявшись, Никанор попросил вывести на экран всю ветвь своего развития, включая ещё не достигнутые им уровни. Он был в самом начале пути, там, где была сплошная прямая линия, только через несколько пунктов начинающая разветвляться. По маленькому кусочку от каждого цветного шарика парень отправлял мороженое в рот и, с наслаждением смакуя, то и дело прикрывал глаза. После поверхностного обзора своей карьерной лестницы, Ники запросил данные для получения образования по мироведению. Помощница предупредила, что он может изучать дисциплину не больше часа и показала список тем. «Должно быть достаточно» — буркнул Никанор и открыл тему «Управленческие круги мира». Схемка простая, а вот текста с примечаниями, нюансами и частными случаями оказалось больше, чем на час чтения. 

mubnDYBcag3IhWM1h3ki6vbJGlcyrv2BtNnPcgzkToWtE76CCabbN6uEiZk4zaIitDhuc6dYETYdPg7UeCbc9J_I9Q7w7vLNrGP4ksb_9Reh7Ugka4idM0QSfcsm9vgoZFO7NvIm

Ни единого имени, конечно, во всеобщей базе не указано. Двадцать семь точек, вершин треугольников — девять треугольников по три человека, один из которых управленец, двое других отвечают за поддержание и развитие направления. Эти люди становятся во главе мира благодаря результатам тех самых сканеров, не раньше, чем им исполнится двадцать пять лет и пройдя ряд испытаний для закалки характера. После высших кругов следует сама простая древовидная структура, одинаковая для любой сферы. Руководители среднего звена из числа великих или гениев с соответствующим потенциалом управляют БПДшными рабочими. Всё слишком просто устроено для больше, чем десяти миллиардов людей, живущих на планете. С другой стороны, чем проще, тем удобнее. Наверняка за этой, элементарной для понимания, организационной схемой скрываются множество дополнительных деталей. 



Кощеева Алёна Ильинична

Отредактировано: 20.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться