Видящий победу

44. Подарок

Есть такие жизненные вопросы, которые отнимают намного больше эмоциональных ресурсов, чем ты хотел бы потратить. Незаметно для себя, ты начинаешь плохо спать, теряешь аппетит, исчезает вкус к жизни. И с открытыми глазами, и с закрытыми перед тобой словно маячит тот призрак, который не даёт покоя. Снова и снова, снова и снова. Мучительно больно понимать, что ты ничего не мог сделать, чтобы предотвратить трагическое событие, и ещё более страшно понимать, что ситуация не изменилась. Ты до сих пор ничего не можешь предпринять, чтобы сломать текущие устои и изменить порядок вещей. Ты не можешь спасти близкого человека. 

После бессонных выходных дней, Никанор с радостью вскочил с кровати, чтобы быстро выполнить утренние гигиенические процедуры и поскорее прибыть к доктору Степнову. Суставы и мышцы развивались в соответствии с его физическим возрастом, но психологически парень чувствовал себя старым. Видение Рины преследовало его повсюду. Бледнолицая, полупрозрачная и будто бы близкая к смерти девушка шептала ему на ухо «помоги» когда он завтракал, гулял, учил кибернетику, общался с виртуальной помощницей. В любом деле в эти безумные выходные его постоянным спутником стал призрак Рины, которой он никак не может помочь. Не знает как её найти, как вернуть в нормальное состояние. Если Ники не реагировал на её просьбу, то тихие слова по нарастающей превращались в крик, а затем в истошный вопль. Ему казалось, что где-то далеко, под землёй, девушку пытают, ставят над ней эксперименты или вовсе планируют… Слово «убить» он отгонял от себя всеми силами. Какими бы ни были люди в «Знамении», они всё-таки люди, и долгое время были его друзьями. А если даже после расставания с близкими ты можешь так худо о них подумать, судить вот так просто, без фактов, на основе своих догадок и страхов, то разве же это была дружба? 

Выйдя на улицу намного раньше, чем должен был прибыть транспорт, Никанор, не поднимая рук, плечами потянулся вверх. Позвоночник вытянулся, парень расслабился и поднял голову. Ни единого облачка. Солнце ещё холодное, ночь только отступила и воздух наполнен легкой сыростью, которая буквально за пол часа превратится в нестерпимую сухость. Облизав губы, Ники окинул взглядом лужайку возле дома. От переизбытка свободного времени и дурных мыслей он заказал ландшафтной службе засадить всю окружающую территорию деревьями, плодовыми кустами и невысокими цветами, а чуть дальше сделать пруд и заселить туда рыбок. Сейчас рассаженные на участке деревья не отличить друг от друга. Одинаковые стволы с несколькими ветками без листьев — исходный материал, который, согласно измененной генетической программе, через некоторое время превратится в нечто конкретное. Они вытянутся выше и раскинут ветви, покрытые зеленью разной формы и размера, словно распахнув объятья навстречу солнцу. Не пройдет и месяца, как его небольшой куб станет таёжной избушкой, затерявшейся посреди небольшого участка леса. Его личный, собственный оазис. 

Пока Никанор разглядывал свой будущий лес, к его дому тихонько подобрался водитель на небольшом автомобиле. От движения антигравитационного транспорта травинки легонько всколыхнулись, как будто здороваясь, но быстро вернулись в привычное положение, продолжая заниматься своими делами на микроуровне. Во время поездки Никанор то и дело старался зацепиться взглядом хоть за что-то, переводя внимание с одного дома на другой, от тропок к широким тротуарам, от зелени поля к редким деревьям, но пейзаж был настолько привычным, что глаза лишь устало фиксировали отсутствие перемен. «Тимур, Тимур, Тимур» — повторял он про себя, постукивая пальцами по колену. Ники нашел в базе одну из практик решения трудных вопросов: непрерывно повторять какое-то ключевое слово и, рано или поздно, мозг устанет от этого и выдаст какую-то свежую идею. Источник был сомнительный, но испробовать нужно все методы. 

К тому времени, как Ники вошел в лабораторию Степнова, у него появилось несколько идей, которые он хотел воплотить в жизнь как можно скорее. Несмотря на доброжелательность доктора, парень не очень-то ему доверял. Жизнь его уже научила тому, что всегда есть нечто, выходящее за купол персонального восприятия реальности. 

— Добрый день! — жизнерадостно сказал парень и подошел к стойке со свежей спецодеждой для работы с опасными биоорганизмами. 

— Добрый, добрый. 

Не поворачиваясь к Никанору, Степнов продолжал разглядывать что-то через зафиксированный на стойке электронный планшет. Пройдя мимо доктора, Ники взглянул на экран, там резвились какие-то клетки, а умная нейросеть один за другим записывала выводы об их поведении и прогноз о дальнейшем развитии их жизни. 

— Доктор Степнов, — нарочито громко спросил парень, переодеваясь, — мне вот просто интересно… Если у кого-то микрочип с айдишником поломается, его как-то можно отследить? 

Стараясь говорить свободно, Никанор подавлял естественное волнение, то и дело размахивая ладонями, чтобы они не потели. 

— Это можно, — старикан отодвинулся от своей работы и с прищуром посмотрел на парня, — по следам. Чипы оставляют в пространстве свой след. 

— Да? И как это сделать? 

Обрадовавшись возможности найти Рину, Тимура или кого-то из «Знамения», Никанор вскинул брови. 

— Ну, ты можешь…, — доктор Степнов расплылся в издевательской улыбке, — придумать такое устройство, что ощущает самые тончайшие частицы нашей Вселенной. А пока такого нет. 

Надувшись как маленький ребёнок, Никанор разочарованно взглянул на старика. В подобные моменты он казался особенно уродливым: глубокие морщины, сложившиеся складками, болтающимися во время разговора, широкие брови на разной высоте, голова будто вжата в сутулые плечи, а шеи и вовсе не видно. Словно тот самый Рытвинов, который опередил своё время и создал уникальный организм, специально сделал ему такой мерзкий вид, чтобы не привлекать много внимания к своему киборгу. Натянув штаны, Ники на несколько секунд замер и спросил: 

— А люди внизу… Почему их не отправили в питомник для примитивных? 



Кощеева Алёна Ильинична

Отредактировано: 20.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться