Видящий победу

46. Северный Сентинел

Путешествия на Северный Сентинел были настолько редкими, что от Южного Андамана пришлось добираться на небольшом катере. Из-за этого времени на то, чтобы побродить по острову, оставалось меньше пяти часов. Ступившего на рассыпчатый песок после поездки на древнейшем водном транспорте Никанора слегка покачивало. Ему казалось, что вода до сих пор брызжет в лицо, за спиной гудит мотор, а пол уходит из-под ног. Кучерявая, как он назвал про себя сопровождающую, оказалась не настолько подвержена неприятным ощущениям, связанными с непривычным способом перемещения. Как только лодка причалила к берегу, она разулась, не дожидаясь Ники, соскочила в воду и устремилась в тень от высоких пальм. Пока парень, держась за борт катера и едва не сваливаясь в воду осторожно выбирался, девушка уже сняла верхнюю одежду, под которой скрывался минималистичный купальник, и легла на тёплый песок загорать. 

Ступни жгло так, будто стоишь на разогревшейся старой видеокарте огромных размеров и Никанор сосредоточенно, чтобы не наступить на камень или ракушку, пробрался на зелёную лужайку у стволов деревьев. Волны, шурша, нападали на берег, но отступали перед твердью земли. Парень присел на траву и натянул сандалии, выданные ему сопровождающей сразу по прилёту на полуостров. В сравнении с катером, который доставил их на Северный Сентинел, паром с материковой части был чудом современных технологий. Выполненный из строительного полимера надводный корабль с антигравитационными двигателями был скудно обставлен, но не качался на волнах. Передернувшись всем телом, Ники представил, что раньше по всему миру были такие варварские устройства для морских перевозок, как катер, на котором они приплыли. Наверное, тогда люди редко путешествовали и выбирали какие-то более удобные, безопасные и комфортные маршруты. Он глубоко вдохнул, приходя в себя, и насупился. Каждый день, проходя процедуру очищения, Никанор сознательно выбирал аромат «морская свежесть» из всех доступных и думал, что благодаря ему знает как пахнет большая вода. Но сейчас, вглядываясь в бескрайнюю синь океана с изумрудной, прозрачной водой у берега, обоняние ловит совершенно другой аромат — насыщенный, одновременно резкий и мягкий, проникающий не только со вдохом, но и насыщающий каждую частичку кожи. Непривычная смесь запаха травы на рассвете, аромата химической лаборатории и лёгкой сырости, как у озера в раю, кружит голову, расслабляет, а шуршащий прибой умиротворяет и погружает в сон. 

Встрепенувшись, парень потянулся и зевнул. Он встал и тенью навис над кучерявой девушкой с красивым именем Сьюзен. 

— Сью, я пойду в лес, — сказал он, поглядывая в чащу тропических деревьев. 

Лицо сопровождающей было накрыто куском легкой, но светонепроницаемой ткани. Она, не глядя на Никанора, помахала рукой и пробубнила, что у него есть пять часов. 

— Еду взял? — крикнула она, привставая и оборачиваясь на лес, когда Ники уже исчез из поля видимости. 

— Да! Пять шариков на всякий случай!

— Если не вернёшься, уеду без тебя и скажу, что так и было! 

По интонации Ники понял, что она шутит и ответил: 

— Я же гений, я не умею быть осторожным! 

Во время пути на Сентинел они много беседовали, обсуждали вопросы устройства мира и современной жизни в целом. Сьюзен считала, что напрягаться вообще не стоит и несмотря на бесперспективный потенциал, верила, что при желании могла бы стать хоть гением. Просто она этого не хочет. Бессмысленно брать на себя такие обязательства, люде й в мире много, пусть этим займётся кто-то другой. А то будешь учиться и света белого не видеть, а ведь можно путешествовать по всему миру, получать за это монетки и тратить их на что захочется. 

Она сопровождала уже множество людей в разные точки земного шара. Поднималась на вершины гор, спускалась на морское дно и даже провела неделю на космической орбитальной станции. В её обязанности входила помощь путешественникам, снабжение их необходимой провизией, одеждой и инструктаж на случай, если место могло оказаться опасным. Еду в форме питательных шариков она всегда давала с запасом, экипировка печаталась на принтере в управлении транспортом, а опасные территории были настолько редкими, что некоторые поездки обходились даже без разговоров с подопечными. Люди чаще всего хотели ненадолго освободиться от надзора системы, ежедневного списка заданий и обязательств, поэтому Сью обычно не трогала их и занималась своими делами. 

Когда Никанор с гордостью рассказывал ей, что он гений, девушка смеялась и кучеряшки из её прически тряслись как одуванчик на ветру. А он хихикал над её стремлением загорать, ведь у неё и так смуглый цвет кожи. Ей почему-то хотелось, чтобы это был не «кофе с молоком», а чистый «кофе», потому что примеси — это не для неё. 

Вглубь острова уходило несколько тропинок, расходясь от центральной в разные стороны, и Никанор выбрал ту, что вела прямо. Она была шире остальных и по краям ограждена невысокими камнями. Хотя, если присмотреться, можно было понять, что это не камни, а скорлупа огромных орехов. Весело перескакивая через упавшие ветки, Ники поглядывал на торчащие из земли корни деревьев с гладкой, словно отполированной корой. Их извилистые стволы создавали впечатление, будто растениям, отвоёвывая свое право на жизнь, ежедневно приходится вступать в борьбу с какими-то сильными природными явлениями. По мере отдаления от берега, парень чувствовал себя всё менее уверенно. Он то и дело хлопал себя ладонью по шее, по ногам и плечам, казалось, что он подвергается атаке невидимых вредных насекомых. А иногда чесалось прямо внутри уха или глубоко в носу. Свежий запах моря сменился сыростью, даже в некоторых местах, где крона деревьев была особо плотной, затхлостью. Глядя на забитые грязью ногти ног, Никанор поморщился. С одной стороны, непривычная обстановка делает тебя сильнее, но с другой — так много дискомфорта! Слева послышался подозрительный шорох и парень замер, настороженно вглядываясь в промежутки между листвой. На цыпочках он подошел к одному из стволов и, став боком, спрятался за ним. Если там кто-то есть, наверное, лучше будет увидеть их первым, а потом показаться самому. Если на половине острова живут воинственно настроенные туземцы, то они могут своими тайными тропами попасть и на мирную территорию. «Кстати, — подумал Ники, — мы не видели людей, ни единого человека». 



Кощеева Алёна Ильинична

Отредактировано: 20.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться