Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

День 1. Пролог

Нейтральное пространство. Вне времени.

 

— Чё ты лыбишься, бледнокрылый? Тебе по статусу не положено злорадствовать.

— Да Небеса меня помилуют, но выигрывать приятно так! Особенно, когда победа спасёт не одну во тьме заблудшую душу, а целый грешников род.

Уродливая морда Чёрта стала ещё отвратительнее от перекосившей её злости. А уж когда рогатый вспомнил, что проигрыш вновь вернёт его на нижний уровень Ада подбрасывать серу в топки самых противных грешников, которые даже кричать нормально не умеют, на морде Чёрта нарисовалось самое настоящее отчаяние.

Ну где тут справедливость, если всего одна праведница может спасти всю свою грешную родню?

— Да нахрена Небесам эти отбросы? — Чёрт не сдавался. Ангел поморщился от вульгарной речи собеседника, но смолчал. — Её дедуля неудачник, трус и дезертир. Мамаша радовала телом всех соседей. Папаша пьянь подзаборная. Брат картёжник и развратник, а сеструха просто тупая... И это только ближайшие родственнички!

— Именно этим Виктории подвиг и ценен, — спокойно ответил Ангел, незаметно стирая капли слюны Чёрта, попавшие на одежды. Кислота... снова на хитоне будут дырки. — Живя негодяев среди и после всех соблазнов тех, что устроила ей братия ваша, не потеряла она чистоты тела и помыслов. Но вышел срок. Столько не живут, и законы бытия мы попирать не можем больше.

Чёрт закипел, его ручонки затряслись в бессильной злобе. Столько лет он охранял Викторию от злокозненных трагедий и смертоносных болезней, ведь каждый новый день — это новый шанс совратить её! Столько испытаний, столько соблазнов, столько приключений — и ничего. Полный пшик! Виктория не замарала себя ни единым недостойным поступком. Такие непреклонные, стойкие люди, как она, рождаются раз в несколько сотен лет, и тем выше ставки в борьбе за их души.

А вот Ангел был совершенно спокоен. Всю свою невообразимо долгую жизнь Виктория шла прямой дорогой, и шансов, что свернёт с неё именно перед самой смертью, почти никаких. Да чего уж там — полный пшик!

— Р-р-р! — Чёрту не хватило слов, чтобы высказать чувства. Думал в этот момент он исключительно о себе любимом. Ох и худо ему придётся на нижнем уровне! Надо решаться, и срочно.

— Не рычи. Неделя осталась, не больше. В день, когда сто двадцать семь исполнится Виктории лет, мы заберём чистую душу её на Небеса, а с ней вместе и всего рода её погубленные души. О переводе готовьте бумаги. — Ангел тщетно старался скрыть самодовольную ухмылку, но у существа, которому претит обман в любом его проявлении, это получалось плохо. В конце концов, Ангел и сам понял, что выглядит глупо, оставил попытки и широко улыбнулся. — Сколько родственничков-то там?

В ответ рогатый разразился грязной руганью. Ангел тут же заткнул уши и через секунду исчез в яркой вспышке.

— Она будет моей, вот увидишь, бледнокрылый, — прошипел Чёрт, сжимая кулаки. Его тело вспыхнуло от сочащейся ярости. — Идём ва-банк.

То, что он задумал, нарушит не одно правило бытия, но ведь победителей не судят!



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться