Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 4

На пару с садовником Андрей управился с бортиком фонтана аккурат к ужину. За эти несколько часов физического труда, вовсе не подобающего человеку его статуса, он мог бы заставить Чёрта гордится своим словарным запасом ругательств. Ему изначально не следовало соглашаться на работу с фонтаном. Мог бы попробовать перевести всё в шутку, и это бы сработало, но чего только не сделаешь, чтобы впечатлить девушку! Ещё бы она оценила подвиг.

Сполоснувшись холодной водой в бане, Андрей переоделся. Перерыв все чемоданы, он со смесью радости и сожаления обнаружил в них лишь однотипную одежду неброских тонов. Выделиться при помощи внешнего вида не получится, да здесь и не стоит экспериментировать с модой. Такая ханжа, как Виктория, не отдаст должного его порыву, а вот Вера... Андрея передёрнуло от одних воспоминаний о даме в розовом.

Застегнув пуговицы жакета, он взял в руки номер "Московскихъ вѣдомостей". Надо бы подобрать нескучную тему для непринуждённого разговора. По молодости он с друзьями составлял список тем, о чём охотно говорят девушки, вот только есть одна маленькая проблема — со здешними дамами ни одна из них не сработает. Тут не поболтаешь даже о фантастике без риска прослыть дурачком.

Удобно устроившись в кресле, мужчина закинул ногу на ногу и принялся изучать газетные новости, которые, к слову, вполне можно было отнести к старостям даже по меркам августа 1908 года.

— Орфография непередаваемая, — присвистнул Андрей, понимая, что вариант с романтическими записками придётся оставить на крайний случай. Послание с десятком ошибок в простеньких фразах вряд ли приведёт Вику в восторг. Но не следует торопить события. Сначала выдержать ужин!

Вот, например, Тунгусский метеорит. Чем не тема для разговора? Разве что с момента его падения прошёл месяц, это событие уже обмусолили, как хотели. Не вариант, значит. Ещё сочтут Андрея отставшим от жизни.

О, Олимпийские игры в Лондоне! В этом году в них впервые приняли участие женщины, такая тема должна быть интересна Виктории. Вот только будет ли она интересна ему? Андрей мало задумывался о правах женщин, не знал, кто такие суфражистки и откровенно недолюбливал феминисток.

Небольшая заметка была посвящена величайшему автопробегу "Нью-Йорк — Париж". На днях итальянская команда дошла до финиша. Но сама по себе новость тоже не особо нова — месяц назад американская команда уже финишировала первой.

Много места уделили полётам на аэропланах. Воздушные суда сейчас как раз на пике популярности. Небо всегда манило людей вне зависимости от времени, и сейчас мечта воспарить над землёй стала реальна, как никогда прежде. Вот об этом он и заведёт речь! Припомнит Жюля Верна и Леонардо Да Винчи, покажет себя этаким изобретателем с богатой фантазией. Главное — выказать горячую увлечённость. Заодно эта тема выключит из разговора Веру. Было бы здорово так ненавязчиво избавиться от её навязчивого внимания!

Незаметно для себя Андрей увлёкся газетой и едва не забыл об ужине.

 

***

Стоящие на столике часы мелодично отбили восемь.

— Простите великодушно моё опоздание, — улыбнулся Андрей, входя в просторную, богато обставленную залу.

Столовая была гордостью семьи Ёлкиных, их визитная карточка перед гостями, поэтому средств на её отделку не пожалели. Пол выложен узорчатым паркетом из нескольких пород дерева, на стенах шёлковые обои и картины в позолоченных рамах, изящная мебель, в углу лакированный рояль, а за столом могли бы вольготно расположиться три десятка гостей. Огромные окна выводили в цветочный сад, окрашенный лучами предзакатного солнца; их не стали закрывать, отчего столовую пропитал густой аромат пионов.

Здесь уже собрались все домочадцы, включая до конца не протрезвевшего Вольдемара Рудольфовича, а так же неизвестную ему особу. Она точно не родственница — совершенно никакого внешнего сходства, но и не слуга, одета больно прилично. Соседка или иностранная гувернантка? Нет, судя по всему, невеста Константина. Вон как он на неё смотрит, так и раздевает глазами.

— Андре, посмотрите, какое у меня красивенькое платьице. — Вера сделала шаг вперёд и крутанулась; ярко-голубые юбки зашуршали, словно стая летучих мышей на чердаке. — Мы для вас старалися.

— О... очень красивое.

Андрей натянуто улыбнулся. На секунду ему захотелось сказать, что оно вульгарно и безвкусно, чтобы раз и навсегда отшить приставучую девицу, но вовремя прикусил язык. Сделать это на глазах у её сестры значило бы лишиться благосклонности обеих. К тому же, бесхитростное желание Веры нравиться не заслуживает грубости.

Пока слуги накрывали на стол, Вольдемар Рудольфович предложил всем аперитив — рюмочку сливовой наливки и тут же завладел всей бутылкой.

— Мы только собрались, папенька, — негромко заметила Виктория. После смерти матери именно она взяла на себя роль хозяйки дома. Более того, на ней были так же обязанности и хозяина. — Андрей Викторович, позвольте представить вам мадемуазель Бриджит Дюкре, мою дорогую подругу, прибывшую к нам из Парижа.

Ошибочка, оказывается, это всего лишь подруга. Отлично, заручиться симпатиями подруги объекта охмурения будет кстати! Лишь бы не перестараться. Он с Верой-то не знает как быть, а если Виктория по благородству души решит, что их с Бриджит можно свести — это же вообще караул будет!



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться