Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 5

Во главу стола сели старый граф и Виктория. По правую руку графа усадили Андрея, к явному неудовольствию последнего, ведь напротив него расположилась Вера. Рядом с хозяйкой же заняла место почётная гостья. Столовый этикет не был сложным, достаточно смотреть, что делают остальные, и не отставать, поэтому пришельцам из будущего не составило труда разобраться в последовательности действий.

Хозяйка прочла молитву и приступили к еде.

Обычно ужин в России устраивался несколько позже и был очень лёгким, ведь за обед садились не ранее четырёх часов по полудню и просто не успевали проголодаться. Но Виктория презирала праздность дворянства, предписывающую поздно вставать, поэтому в её доме царили несколько другие порядки, нежели у их соседей.

Первым блюдом шли щи из свежей капусты с фрикадельками, вторым холодным отварная баранина, вторым горячим крольчатина с овощами, третьим оладьи с клубничным вареньем и чай. Всё это было так красиво сервировано, что создавалось впечатление ужина в столичном дворце, а никак не в провинциальном поместье. Только Андрей с Бриджит давились этим многообразием, не зная, что совершенно не обязательно есть всё, что выставили на стол.

Хозяева принялись за обсуждение текущих приготовлений к празднику. Виктория выступала решительно против неоправданно пышных торжеств на свои именины, но именно к этому дню была приурочена встреча всех родственников и близких друзей. Бриджит завела разговор о сиротском приюте; Константин принялся выпытывать у неё подробности о "Мулен Руж", так сказать из первых уст; Вольдемар Рудольфович дремал над ножкой кролика, а Вера молча строила глазки Андрею, который медленно закипал.

Обычно ему хватало беглого взгляда, чтобы раскусить женщину и найти к ней подход, но не с Викторией. Вон с каким вдохновением она рассказывает о сиротках, и влезать с аэропланами он посчитал бесперспективной затеей. Может, ему стоит прикинуться альтруистом и вдохновенно врать о любви к этикету и правилам приличия? У Бриджит это сработало. Но ему нужно соблазнить Вику, а каким, интересно, образом рассуждения о недопустимости поцелуев до брака ему в этом помогут?

Ничего, он справится! Что за ухаживание без препятствий?

— Вы так молчаливеньки, chéri Андре, — вздохнула Вера, без энтузиазма ковыряясь вилкой в тарелке. — Это из-за пищечки, да? Говорят, в Москве подают обедики минимум из шести блюдец. Я пыталась втолковать это Викки, но она говорит про экономию. Дедушка проиграл половиночку состояньица после смертушки бабушки, и нам теперь предстоит жить скромненько. Нам и скромненько! Ах, как это тяжёленько.

— Бросьте, прекрасный ужин, — рассеяно ответил Андрей, придумывая предлог, чтобы отвлечь Вику от Бриджит.

Он никогда не старался понравиться девушкам, которым заведомо не интересен, и выбирал таких же охотниц, как он сам, тех, что включались в игру и считали, что именно они задают темп, но в этой ситуации... Андрей итак уже наделал ошибок, показав навязчивость. Всему виной ограниченный срок и непомерная ставка! И антураж, конечно же. Как ни крути, но сто девять лет назад девушки были иными, нежели те, к каким он привык. Особенно Виктория.

Мужчина резко встряхнул головой, выгоняя упаднические мысли. Неуверенность? Нет, он не знает этого слова! Угрюмость? Не про него! Значит, натягиваем улыбку и импровизируем.

— Итак, прекрасная Вера, расскажите мне: как вы здесь развлекаетесь? Театр, концерты, выставки, рестораны. Меня интересует всё!

Юная графиня тут же оживилась и с воодушевлением принялась рассказывать о достопримечательностях Энска. За фасадом капризной и избалованной дамы скрывалась всего лишь жаждущая внимания девочка, и Андрей решил, что не будет впредь пренебрегать ею. Раз Виктория любит сестру, его с Верой общение пойдёт только на пользу. Разумеется, весьма ограниченное общение и без поощрения вольностей.

— Городок у нас безобразненько провинциальненький, совершенно ничего интересненького. Вам, после Moscou[1], будет скучненько. Единственное, на что можно посмотреть, так это на часовую башенку. Её проектировал какой-то сеньоро итальяно. Вы видели её в детстве, но в прошлом годике она была перекрашена в белоснежный цветик. А я бы покрасила в розовенький, чтобы не так тоскливенько. Часики на её вершинке красивенькие, там циферки такие весёленькие из палочек и галочек.

— А вы слышали такую шутку, Вера: часы были настолько древними, что из них сыпался песок?

— Ой, я знаю, я знаю ответик! Это песочные часики.

— Хм, вообще-то, это была не загадка. А как вам это: знаете, что такое опера? Это такой спектакль, который начинается в семь, а когда вы через три часа смотрите на часы, они показывают семь двадцать.

Простенькая шутливая история привела девушку в восторг, она захихикала и захлопала в ладоши, попросив рассказать ещё что-нибудь подобное. Андрей успел выдать ей несколько анекдотов, пока их веселье не заставило остальных присутствующих за столом отложить разговоры и чашечки с чаем. Андрей с удовольствием отметил заинтересованность Виктории и подозрительный взгляд Бриджит. Похоже, его часы и оперы могут составить конкуренцию сироткам зануды-француженки!

— Пожалуйста, Андре, ещё!

— Вы знаете почему английский лорд собственноручно заводит часы? Потому что доктор прописал ему физические упражнения! Или вот про еврея...



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться