Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

День 3. Интерлюдия

Нейтральное пространство. Вне времени.

 

Чёрт старательно выводил линии причудливой пентаграммы, на каждом углу которой примостилось по человеческому черепу. Дожили! Ему приходится пользоваться примитивными атрибутами смертных, словно какому-то мелкому бесёнку. А иначе нельзя, ему не нужны лишние вопросы наверху стоящих. Перемещения во времени слишком тонкая материя, один раз порвать её и то великий подвиг. К счастью для рогатого, попасть в 1908 год можно не только физически.

Вот и всё, пентаграмма кошмарного сна готова.

Чёрт сел по центру рисунка, поджав под себя ноги и хвост, и громко хлопнул в ладоши. Черепа тут же вспыхнули голубым огнём, воздух поплыл раскалённым маревом. Через мгновение пространство вокруг преобразилось.

 

***

Ощутив чьё-то недоброе присутствие, Андрей открыл глаза и понял, что не может пошевелиться. Из тёмного угла его комнаты буквально выплыла фигура маленькой девочки в могильном саване и тёмными провалами вместо глазниц. Андрей захотел закричать, но тоже не смог.

— Это я, не ссы, — густым басом сказала девочка, присаживаясь на кровать рядом. — Не узнал? Мы с тобой на днях заключили договор, вспоминай, давай.

— Т-ты.

Здравый смысл подсказал Андрею, что это всего лишь сон, а с Чёртом он уже виделся, пугаться нечего, но легче не стало. Было страшно почти так же, как в их первую встречу.

— Умничка, хороший мальчик.

— У меня всё под контролем, не нужно больше приходить...

— Ни хрена у тебя не под контролем! — внезапно взревела девочка, приблизив свою мордочку к лицу Андрея. — Прошло уже два дня, а ты её даже в щёчку не чмокнул. Ты точно не гомик?

— Возникло маленькое препятствие...

— Знаю я твоё препятствие, можешь не тратить моё время россказнями.

— Откуда?

— Алё, забыл, кто я? Знать всё — моя работа. Всё дело в рыжей девке. — Чёрт сплюнул под ноги. — Небеса послали Мать Терезу, мать её, блюсти невинность Виктории. Я должен был предвидеть, что бледнокрылый не станет отсиживаться в сторонке, предусмотреть все нюансы, но аромат близкого успеха вскружил мне голову.

К невысказанной радости Андрея, девочка встала с кровати.

— Ты имеешь в виду Бриджит?

— Мне начхать, как её зовут, и мне начхать, что именно ты будешь делать, но если не сумеешь обойти девку, — устрани. Как хочешь, можешь даже убить, я тебе слова против не скажу.

— Убить? Не хочу я её убивать.

— Ну, тут только тебе решать. Либо ты, либо она. Сосед с перфоратором уже готовится выйти на сцену. А теперь мне пора. К сожалению, кошмары всегда такие скоротечные! В общем, действуй.

Когда силуэт пугающей девочки окончательно растворился во тьме, Андрей проснулся и резко сел в кровати. Руки дрожали, на лбу проступила испарина. Нет, заснуть сегодня он больше не сможет.

 

***

— Низко как это. — Чистый голос, звенящий от праведного гнева, раздался совсем рядом с Чёртом. Ангел стоял возле его прогоревшей пентаграммы, сложив руки на груди. За столько тысячелетий он так и не научился относиться к проделкам бесовского рода с философской терпимостью.

— Тьфу ты, — рогатый вздрогнул. — Никогда больше не подкрадывайся ко мне.

— Такого обещания не дам я тебе. И другого никакого тоже. С каждой встречей нашей ты падаешь ниже и ниже всё.

Чёрт раздулся от самодовольства:

— Приятно слышать.

— Теперь сгубить ещё одну душу чистую вознамерился ты? По моему указанию действует девушка, ты обратить свой гнев должен на меня был.

— Ну ты и гад, бледнокрылый. Без зазрения совести воспользовался чужой дырой во времени и ещё смеешь читать нотации? Твои правила не писаны для нас, так что засунь их в свою сверкающую задницу и заткнись.

Ангел не смутился, разве что немного успокоился и поумерил пыл. Время — дыры, петли и ловушки — никому не принадлежит, рогатый изначально неправильно поставил вопрос. Другое дело, что пользоваться такими лазейками строго запрещено обеим сторонам.

— Смертный твой понимает, куда путь ведёт, что предложил ему ты?

— А зачем? — Чёрт в искреннем недоумении уставился на собеседника. — Будто бы сам не знаешь, как это работает! Людишки желают продлить своё жалкое существование чуть подольше, цена значения не имеет. Как и последствия. Надеюсь, Андрей убьёт твою девку.

— Клянусь, Алиса если пострадает... — начал было Ангел, крепко сжав кулаки, но вдруг успокоился. — А ведь знаешь, он не сделает этого...

— Чагой-это? Человечки ценят свои ничтожные семьдесят-восемьдесят лет крайне высоко.

— Я верю, что ещё можно вернуть на путь праведный Андрея.

— Только не радуйся раньше срока. Если у него кишка тонка, я сумею найти того, чья рука не дрогнет.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться