Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 11

После фотографирования часть гостей стала собираться по домам. Женщины мало интересовались соревнованиями в стрельбе, а детям пора отдохнуть.

Выгадав момент, когда Бриджит осталась в одиночестве и как можно дальше от взгляда Виктории, провожающей батюшку Леонида и свору ребятни, Андрей безо всяких церемоний и вежливых расшаркиваний схватил её за локоть.

— Мадмуазель Дюкре, на пару слов, — прорычал он тоном, не предвещающим ничего хорошего. На его лице была написана такая решимость, что девушка на мгновение растерялась. — Сейчас же.

Не дав возможности возразить, он повёл её к высокому дубу, стоящему в стороне от шатров, но не настолько удалённо, чтобы их прогулку могли счесть двусмысленной.

— В чём дело, месье? — Бриджит притворилась, что не понимает причин его гнева. Никуда идти с Андреем она не хотела, но его железная хватка и уверенная поступь не оставляли выбора.

— В чём дело, спрашиваете? Начнём с того, что вы обещали мне помощь, которую я так и не получил.

— Это какое-то недоразумение...

— Война с Японией была недоразумением, а ваш поступок настоящий саботаж.

— Je ne comprends pas...[1]

— О, только не надо французского! — он воскликнул резче, чем намеревался. — Мы оба знаем, что он вам не родной. Невинные глазки и мягкий голосок ввели меня в заблуждение на счёт святой Бриджит Дюкре, но хватит! В полночь ваша магия рассыпалась карточным домиком, а карета превратилась в тыкву.

Бриджит попробовала освободить локоть, но быстро оставила бесполезные попытки.

— Я не желаю разгадывать загадки.

— Может, хватит уже морочить мне голову, мадмуазель?

Вспышка ярости Андрея напугала её. Скосив на него глаза, она заметила плотно сжатые губы и напряженный подбородок. С гусями она определённо перегнула палку — мужчины не любят, когда женщины смеются над ними. Однако, дело уже сделано, Бриджит прекрасно понимала, что извиняться поздно и ей придётся ответить.

Андрей выпустил её только возле дуба, и она тут же сделала несколько торопливых шагов назад, пока не упёрлась спиной в дерево. Если не присматриваться, с берега их практически не видно и совершенно точно не слышно. Шум ветра в листве поглощал звуки голоса; можно долго кричать, пока кто-нибудь поймёт, что это призыв о помощи, а не весёлая игра. Убежать она точно не сможет, не в этом платье и не по пересечённой местности.

"Какая же ты дура, Алиса! Чего перепугалась, как малолетка при виде дяденьки полицейского? Тебе и не такие кадры угрожали в залах суда. Соберись".

— Прекратите вести себя как варвар и объяснитесь, — из её голоса исчезли неуверенные нотки, но на всякий случай она постаралась не делать лишних движений.

— Варвар? Милочка, сейчас я ещё очень любезен.

Андрей скрестил руки на груди. Под тонкой тканью пиджака проступили рельефы мышц. Во рту у Бриджит пересохло и она непроизвольно сглотнула. Такая явная демонстрация мужской силы на несколько притягательных мгновений ввела ее в ступор.

— Значит, месье, у нас разные понятия о любезности.

— Давайте на чистоту, — он медленно выдохнул. — Сперва я списывал ваши странности на иностранную эксцентричность и незнание принятых в России нюансов поведения, но коварство, с которым вы обещали мне место в лодке с Викторией, подлость, с которой посадили рядом с Константином, и циничное свинство, с которым выставили меня шутом на всеобщую потеху, это уже чересчур. Ни за что бы не подумал, что Небеса сотрудничают с такими... — заканчивать он не стал, но додумать продолжение не составило труда.

Девчонка изо всех сил храбрилась и старалась изображать безразличие, но по тому, как неравномерно вздымалась её грудь, Андрей видел, что ей здесь некомфортно. Вот и славно! Он тоже был далеко не рад. Одно её присутствие лишало его спокойствия и отвлекало внимание. Хватит того, что Бриджит постоянно вылезала на первый план, куда бы он не пошёл, но унизить его перед полусотней гостей — это уже слишком!

Мокрые ноги подмерзали, а в пиджаке, надетом поверх жилета, становилось невыносимо жарко. Физические неудобства только усиливали раздражение Андрея, и ему отчаянно хотелось сорваться. Пытаясь выпустить излишек эмоций, он снял пиджак и швырнул его на землю. Чёрное тельце гадюки наполовину выскочило из кармана.

Бриджит яростно вздёрнула подбородок:

— Мне ничуть не жаль.

— Вижу, и давайте без ненужного спектакля, истерик и прочих обязательных атрибутов из репертуара леди Винтер. Оскар вы уже заслужили.

— Остолоп, думаешь, я не знаю, зачем тебя сюда послали? — девушка бросила ломать комедию; как выяснилось, отпираться смысла нет. — Не смей обвинять меня в лицемерии, когда сам ничуть не лучше.

— Мои намерения как раз предельно ясны с самого первого дня.

— Невероятно, ты ещё и гордишься этим!

Присутствие духа вернулось к ней, отлично. Теперь не сдавать позиции и не дать себя запугать.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться