Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 12

Ближе к пяти часам вечера по домам разъехалась основная часть гостей. Остались лишь ближайшие соседи Ёлкиных Лескины со своей дочерью Тамарой, а также доктор Васильев и семейство Прёппер. Они переместились под крышу особняка, в просторную столовую, куда служанки подали чай и сладости. Старшее поколение засело за игру в вист, а молодёжь собралась возле Веры, которая тут же оккупировала рояль и заиграла "Собачий вальс", единственную пьесу, которую практически не фальшивила.

В поисках портсигара Евгений Прёппер — сын городского главы и лучший друг Константина — достал из карманов пиджака спички, две слипшиеся карамельки, горсть монет и яркую колоду карт, перетянутую верёвочкой.

— Барышни, не возражаете, если мы закурим? — спросил он, не спеша убирать вынутые предметы со столика.

Виктория разрешила, но, заметив, какими масляными глазами брат смотрит на карты, сочла важным напомнить:

— Никаких игр на деньги в нашем доме.

Она была уверена, что Евгений намеренно вынул карты, чтобы раззадорить друга. За всё время их дружбы он никогда не упускал случая поднять деньжат за счёт его слабости.

— Это не только твой дом, дорогая сестрёнка, — надулся Константин.

— Мы уже не раз говорили об этом, и ты согласился с доводами, что здесь не вертеп. Кажется, ты ещё с предыдущими долгами не рассчитался.

— Мы на пару рублей, не больше, — лениво протянул Евгений; дым его сигары ровными колечками поднимался к потолку. — Он как раз рассчитается!

— Нет.

— Викки...

— Раз дама сказала нет, значит, нет. — Андрей положил руку на плечо Константина и многозначительно подмигнул обоим мужчинам. Они всё поняли и не стали продолжать тему.

Вера сбилась с мелодии и начала пьесу заново, в этот раз ускорив темп. Она так старалась произвести впечатление игрой, что совершенно не вникала в разговоры.

— Мы живём в лучшее время после эпохи Возрождения в Италии! — воскликнула Тамара, облокотившаяся на рояль так, чтобы изгиб её талии выглядел особо соблазнительным. — Обожаю нашего императора Николая! Мне импонирует его либеральный взгляд на правление, то как он независим от мнения советников-подхалимов, и, что скрывать, я нахожу его чрезвычайно привлекательным мужчиной. Кстати, моя модистка шьёт мне точно такое же платье, что было надето на императрице прошедшим весенним балом. Буду блистать по-королевски!

— Платье, вероятно, стоит целое состояние, — негромко и безо всякого выражения заметила Виктория, делая маленький глоток чая из тонкой фарфоровой чашечки.

— Без сомнений! Вы, милая моя, тоже сможете позволить себе хорошо одеваться, если урежете средства на содержание сиротского приюта. Мы с les parents[1] навещали его на Петров день, уверяю вас — детишки только притворяются бедными и обездоленными.

Девушка мелодично засмеялась. Вике было, что ответить, но она промолчала и снова глотнула чаю. Они с Тамарой всего лишь соседки, вынужденные приятельницы, возражать, давать ей советы или учить жизни в таком случае дело совершенно лишнее. Каждый останется при своём мнении.

— Не понимаю, почему мои родители не одобряют политику Николая, — продолжила Тамара. — Постоянно сравнивают его с почившим императором Александром и как заведённые твердят: "В наше время было лучше".

— Ха! — Евгений Прёппер презрительно скривил губы. — Было как угодно, но только не лучше. В его правление отношения между Россией и Германией скатились в пропасть, и наша семья лишилась многих доходов благодаря ненавистной "таможенной войне". Николай же придерживается куда более прагматичной государственной линии.

— С точки зрения подданной Французской Республики, я не могу согласиться с вами, — возразила Бриджит. — При императоре Александре наши две страны заключили крайне выгодный союз.

— Получается, мы с вами идейные соперники, мадмуазель. — Евгений взял руку Бриджит и медленно поднёс к губам, не спуская глаз с её личика, недостаточно бледного по меркам современной моды.

Девушка улыбнулась и аккуратно высвободила ладошку из затянувшейся и подчёркнуто интимной хватки молодого человека.

— Всё же признайте, Евгений Францович, Александр был выдающимся человеком.

— Зовите меня Юджином, и я признаю всё, что захотите.

— Как же легко вы готовы отказаться от убеждений, достаточно одной женской улыбки, — Андрей не удержался от шпильки. Интерес младшего Прёппера к Бриджит поднимал в его душе волну недовольства, окрашенного эмоцией, которую он раньше не знал за собой. Черт возьми, это ревность? С трудом подавив неуместную неприязнь, он повернулся к графине, всем своим видом показывая заинтересованность: — А вы, Викки, за Николая или за Александра?

Виктория подлила в чашечку ещё немного чая и ответила:

— Я поддержу Бриджит, но несколько по другой причине, нежели франко-русский союз. При Александре третьем Россия не вела ни одной войны, не было никаких теневых игр во внешней политике, мы наладили мирные отношения с нашими соседями. Император отказался от порочной роскоши, ввёл строгий надзор за расходованием денег, сократил число слуг. Но в то же время он не скупился на приобретение предметов искусства.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться