Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 16

— Кажется, оторвались. — Андрей выглянул из укрытия и с минуту всматривался сквозь мрак улиц.

— Уверен? — едва слышно прошептала Бриджит, присаживаясь на сваленные в беспорядке доски.

— На все сто.

— Хорошо бы.

Она с трудом дышала, уже в тысячный раз за последние четыре дня проклиная тугой корсет и свою отвратительную физическую форму. Ей помогали бежать лишь упорство и адреналин, и сейчас, когда уровень последнего схлынул, она поняла, что ещё одного подобного забега просто не выдержит.

— Постой-ка. — Бриджит нахмурилась. От пришедшей в голову догадки похолодело в груди. — Драка тоже была спектаклем, как та записка?

— Что? — В темноте нельзя было разглядеть выражение лица Андрея, но удивление в голосе звучало искренне.

— Ты же вчера планировал спасти жизнь Викки, и если бы я не настояла, сейчас на моём месте оказалась бы она.

— Не переживай, — он нашёл её опасения забавными. Девушка ему не доверят, и понять её можно. Он ей тоже не доверял. — Если бы драка и была в моих планах, я бы её отменил. Быть без толку побитым за собственные деньги не входит в мой список дел, обязательных до тридцати лет. Кстати, окажись на твоём месте она, нас бы уделали ещё внутри, сразу же после её первых слов "одумайтесь и покайтесь".

Бриджит хотела возразить, что Викки вовсе не такая упёртая моралистка, но сказала другое:

— И вместо рыцаря в сверкающих доспехах ты бы предстал хлюпиком, не способным защитить даму. Завтра она бы на тебя даже не взглянула.

Андрей усмехнулся:

— Ошибаешься, — протянул нараспев. — Вышло бы даже лучше.

— Да ну?

— Неужели мне нужно объяснять, как вы устроены?

— Всегда интересно послушать мужчину, считающего себя гуру в вопросе "чего хочет женщина".

Он наклонился к ней и доверительно зашептал:

— В драке с превосходящим числом соперников не важно одержит кавалер верх или нет. В глазах своей дамы он уже герой. И я не зря сказал, что вышло бы лучше, если бы побили меня. Такая девушка, как Викки, непременно бы назначила себя виновной в случившемся и окружила меня вниманием и благодарностью. Слышала об эффекте Флоренс Найтингейл?

— Когда медсёстры влюбляются в собственных пациентов, — Бриджит кивнула.

— Ну вот и ответ.

— Прости, что обвинила лишний раз. В драке ты не виноват, я признаю и извиняюсь.

— Не страшно.

— Ты знаешь, где мы? — спросила она через минуту.

Андрей глазами отыскал царапающий небо силуэт часовой башни. Выйти к ней не проблема, а уже от неё он сумеет найти дорогу к особняку Ёлкиных.

— В какой-то дыре. — Словно в подтверждение его слов, поблизости донёсся собачий лай, заставивший Бриджит поёжится. — Передохнём пять минут и пойдём домой. Мечтаю выспаться.

— А я бы не отказалась от горячей чашечки сладкого чая. Большой горячей чашечки сладкого чая.

— Думаю, ты смело можешь потребовать пару тысяч чашечек чая! Секунду...

Он вручил Бриджит коробок спичек, попросил её посветить, и принялся доставать из кармана смятые бумажки.

— Что это? — Чиркнув спичкой, она заинтересованно придвинулась поближе.

— Долговые расписки.

— Ха! Те мужики были правы — ты действительно их ограбил!

— Это, милашка, не ограбление, а воспетая Марксом экспроприация.

В свете спички, Андрей быстро просмотрел все расписки. Итоговая сумма впечатляла — долгов набралось почти на полторы сотни рублей.

— Знаешь, сколько проиграл наш дорогой граф своему лучшему другу? Девяносто один рубль. Викки его убьёт.

— Их надо сжечь.

Только Бриджит собралась затянуть вдохновенную речь о том, как будет благородно с их стороны спасти оступившихся картёжников, когда Андрей на удивление легко согласился:

— Жги. — И не успела она обрадоваться, добавил: — Все, кроме расписки Константина. Это единственное оставшееся доказательство моего подвига, было бы глупо уничтожать его, согласись. И даже не проси передумать, я не в команде ангелов играю.

"Так и знала, что он всё испортит".

Ей с самого начала не следовало воображать, будто он способен быть бескорыстным, сейчас бы не чувствовала себя такой разочарованной.

Яростно чиркнув очередной спичкой, Бриджит подожгла расписки и бездумно смотрела на жадные язычки пламени, пока они не потухли.

Молодые люди оба настолько устали, что единодушно объявили негласное перемирие на остаток вечера и не стали обсуждать произошедшие события, а особенно Константина и ту некрасивую ситуацию, в которую он непреднамеренно их втянул. Единственно что — договорились не упоминать при Виктории всех деталей спасения её непутёвого братца. У бедняжки итак одни расстройства с ним.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться