Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

День 6. Глава 20

Центральная Россия, окрестности Энска. 1908 год, август.

 

Воскресенье — лучший день недели, законный выходной, девять лет назад утверждённый указом Николая II; день, отданный праздному безделью. Быть может, не все граждане Российской Империи чтили его, но в особняке Ёлкиных воскресенье всенепременно проводили как угодно, но только не с пользой для дела.

Завтракать сели в девять. За столом собрались хозяева особняка и их гости, справедливо посчитавшие, что доспать они смогут днём, а вот завтрак повторить не получится.

Андрей вёл себя как ни в чём не бывало, ни словом, ни действием, ни малейшим намёком не показывая, что имеет отношение к вчерашнему ночному переполоху в саду. А опасаться стоило. Впрочем, как и всем остальным молодым мужчинам, спустившимся в столовую. Виктория и Вера серьёзно настроились вычислить Зорро. Они поделили потенциальных кандидатов между собой и аккурат перед завтраком приступили к осторожным допросам. Андрей знал, что так будет. От девушки, пришедшей на свидание с кинжалом и оставившей слугу на страже, нельзя было ожидать другого.

— Вам хорошо спалось, Андрей? — Вика с пытливой внимательностью вгляделась в его лицо, стараясь отыскать следы порезов, оставленных острыми ветвями живой изгороди сада.

— Да, благодарю, — соврал он, едва не зевнув. После ухода Бриджит, бедняга простоял за шторами ещё почти час, чувствуя себя самым натуральным загнанным в нору кроликом. Денисыч, словно охотничья такса, бродил по стихшим коридорам дома, даже когда хозяйки скрылись в спальнях. — А вы?

— Прекрасно, прекрасно, спасибо... — Она глубоко вздохнула и продолжила: — На самом деле, почти прекрасно. Небольшой переполох на улице внёс определённую долю сумятицы в завершение дня.

— Переполох?

— А вы, случайно, не были вчера вечером в саду?

— Если бы! Похоже, Вольдемар Рудольфович за ужином подлил мне в чай чуть больше своей фирменной травяной настойки, чем следовало; я спал как убитый.

— Кажется, горничные видели вас...

— Во сне? — его плутовская улыбка могла бы обезоружить кого угодно. Единственной, кто вчера видел его, была Бриджит, но она будет молчать.

— В саду.

— Любопытно.

— Значит, ничего необычного вы тоже не заметили?

Андрей заинтересованно подался вперёд.

— К чему эти вопросы, Викки?

— Понимаете, сегодня ночью в усадьбу кое-кто проник.

Графиня не отводила взгляда, который, казалось, пронизывал мужчину насквозь, словно она уже знала все его прегрешения. Так смотрят святые с картин... или следователи по особо важным делам. Под таким молчаливым натиском сложно было сохранить душевное равновесие, благо, опыт мастерской лжи девушкам у Андрея имелся. Он не выдал себя ни малейшим жестом.

— Воры? Боже, они ничего не украли?

— Нет-нет, не волнуйтесь, — Виктория поспешно качнула головой. На самом деле, кое-что действительно пропало. Сегодня одна из служанок пожаловалась ей, что из серванта исчезли серебряные ложки, но вряд ли в этом повинен Зорро. — Был всего один мужчина...

Андрей выказал горячую заинтересованность. День Икс уже завтра, времени ходить вокруг да около и надеяться, что графиня поймёт хотя бы один из его намёков, больше нет.

— Вы меня положительно заинтриговали, милая Викки! Кем же он был?

— Как бы я сама хотела это знать! Мы виделись мельком и, боюсь, определённо недопоняли друг друга. Эта встреча впечатлила меня.

— Да?

— Да! Мне неловко после случившегося, хотелось бы извиниться, попробовать начать "знакомство" ещё раз.

Виктория безбожно врёт! Он видел её глаза, полные ярости, когда она на пару с сестрицей преследовала его с кинжалом в руке до самого дома, и слышал её гневные слова в гостиной. Спасибо, но на эту дешёвую льстивую уловку он не клюнет.

— Вы, верно, разыгрываете меня? Ночь, сад, таинственный незнакомец, как в какой-то книжке, право слово. Я бы настоятельно рекомендовал вам попросить Денисыча проверить, всё ли цело.

Виктория улыбнулась:

— Забудьте, вероятно, мне всё приснилось; перед сном читала легенды о Робине Гуде. Собственно, я не об этом хотела поговорить. У меня есть маленькая просьба к вам.

— Вы сегодня полны загадок, Викки. Говорите же.

— Напишите несколько слов в моей поздравительной открытке. Вот здесь.

Не дав времени высказать удивление нелепостью просьбы, она тут же протянула ему скромную открытку и химический карандаш. Андрей намеренно взял его левой рукой.

— Что-то конкретное написать?

— Любить правду тяжело, но она делает нас свободными. Это напишите.

"Эх, Викки, Викки, как вы хитры и в то же время простодушны!"



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться