Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 22

Цветы в саду даже не подозревали о семейных передрягах, что разыгрывались в хозяйской усадьбе. Размякшие под солнечными лучами розы источали густой аромат, заполнивший всё вокруг тягучим запахом развратной роскоши. Он не давал сосредоточиться, перетягивал на себя всё внимание и, в почти полное отсутствие ветерка, начинал сводить с ума всякого, кто дерзнёт задержаться в его владениях.

Спустя час после отъезда Виктории, Бриджит выбрала самый дальний уголок зелёного лабиринта, чтобы иметь возможность посидеть в полном одиночестве подальше от людей, особенно от одного из них. Взяла первый попавшийся томик сочинений Достоевского и зонтик из плотного кружева, призванный защитить от палящего солнца. Помощница кухарки собрала ей корзинку снеди к обеду — стейк из судака, сливочный сыр, кофейный пудинг с малиновой начинкой, свежие фрукты и графин освежающего сока. Забирая приготовленную плетёнку, Бриджит не заглянула внутрь, иначе бы выложила половину. Аппетита не было, но поесть надо. На голодный желудок соображается плохо, а поразмыслить — и поразмыслить хорошенько — следовало.

Сегодня вечер японской поэзии в узком кругу, очень узком. Никто не перетянет внимание Виктории на себя капризами и фривольным поведением. Момент опасный.

В том, что такой прожжённый ловелас, как Андрей, знает не один десяток стихов о любви, Бриджит не сомневалась ни секунды, а артистизма, чтобы преподнести их в выгодном свете, ему не занимать. Она прекрасно помнила, как повела себя Виктория, получив треклятую записку от таинственного Зорро вчера утром. Юная неискушённая графиня едва не забыла обо всём на свете! Поэзия — именно тот ключик к сердцу неприступной красавицы, который Андрей так долго искал. И он сработает!

— Pensez, Alice, pensez![1]

Девушка нервно разодрала бутон розы; алые лепестки посыпались ей на колени, как капли крови. Вздохнув, она стряхнула их на гравий дорожки и сунула руку в корзинку, собираясь достать яблоко.

Что-то неприятно прохладное скользнуло по коже ладони. Замерев от пронзившей мозг ужасной догадки, Бриджит забыла как дышать.

Движение не прекратилось. Буквально через мгновение на свет показалась чёрная змеиная мордочка с глазками-бусинами — гадюка. Её блестящее, узкое тело скользнуло вверх по руке так медленно, что можно сойти с ума. Лишь невыразимый ужас не позволил девушке пошевелиться.

Гадюка проползла по рукаву платья, явно не собираясь спрыгивать на землю. Воздуха в лёгких Бриджит катастрофически не хватало, но в спасительный обморок падать не хотелось. Разозлённая заточением змея могла среагировать на движение самым непредсказуемым образом. Но едва гадюка заползла на плечо и остановилась в каком-то десятке сантиметров от шеи, Бриджит не выдержала.

Резко схватив чёрную гадину свободной рукой, она тут же отбросила её в сторону, зацепив корзинку с обедом. Не медля вскочила со скамьи и побежала прочь, не выбирая пути. Куда угодно, лишь бы подальше отсюда! Однако, далеко она не убежала. Острый носок туфельки запнулся о выступающий камушек, девушка наступила на подол собственного платья и рухнула на дорожку. Быстро перевернулась и отползла ещё на несколько метров, пока не упёрлась спиной в колючий кустарник.

Гадюка, ошарашенная ничуть не меньше, юркнула в траву и уже через несколько секунд затерялась на просторах усадьбы.

Бриджит не понимала, почему до сих пор жива. Как её сердце не разорвалось от ужаса.

Истерично всхлипнув, она попыталась встать. Страх пережитого бурлил в крови, призывал отойти от кустов и не делать резких движений. Разум говорил, что опасность миновала, но осторожность лишней не будет.

На дрожащих ногах она добралась до скамейки и залезла на неё прямо с обувью, обхватив колени руками. Корзинка с рассыпавшейся по дорожке снедью валялась в паре метров левее. Несколько ярко-жёлтых птичек — иволог — осмелились подлететь поближе и сейчас подбирались к грозди винограда.

Несколько минут Бриджит загипнотизированно смотрела на корзинку, силясь понять — как мерзкое пресмыкающееся заползло внутрь. Дыр в плетении нет, крышка закрывается плотно. Да и откуда гадюке было взяться тут, на скамейке?

Правильный ответ мог быть только один — это никакая не случайность, змею заранее подложили ещё в доме и явно не с добрыми намерениями.

Но кто? Зачем кому-то делать это? Бриджит ни с кем из Ёлкиных и их гостей не конфликтовала, разве что с Виталием Колодкиным из-за небольшого недопонимания этой ночью. Но глуповатый юноша не мог поступить так подло. Утром они обменялись любезностями и достигли взаимопонимания, условившись забыть досадный эпизод в спальне.

Вера? Не-ет, она бы не осмелилась. Девчушка взбалмошная и капризная, но ни разу не жестокая. К тому же, она первая в обморок упадёт, едва увидев змею.

Больше некому желать ей зла. Просто нет причин...

...Разве что Андрею.

Эта мысль выбила воздух из лёгких Бриджит, как удар кулака в грудь.

"Нет, это какой-то бред! Не может быть, никогда".

Сердце отказывалось верить, но реальность не подчиняется эфемерным законам чувств. У Андрея были все причины желать её устранения. Своим неудачам с Викторией он обязан исключительно Бриджит, и сейчас, когда время на исходе, у него просто нет другого выхода, кроме как избавиться от проблемы самым радикальным способом. И разве это не он часом ранее обещал ей действовать "по-плохому"? Обещал и сделал! Прям тут же! Благо, опыт ловли гадюк у него уже имеется.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться