Викки Ёлкина не сдаётся!

Размер шрифта: - +

Глава 24

Лёгкий ужин по настоянию Веры накрыли рано — в семь часов. Он начался с радостного известия: Игорь Рудольфович исчез! Горничные обыскали весь дом, заглянули в каждый угол и шкаф, но нашли лишь порванный пиджак, от которого невыносимо разило тухлыми яйцами. Больше никаких следов.

Боясь вспугнуть неожиданную удачу, никто не проронил ни слова по этому поводу. Даже Виктория едва скрывала радость и делала вид, будто дяди Игоря не было вовсе. Тем не менее, все они вздрагивали всякий раз, когда со стороны входных дверей раздавались громкие звуки. И лишь трое присутствующих знали суровую правду, но они молчали, молчат и будут молчать до конца своих дней. Восставший из царства теней покойник-убийца не тема для разговоров в приличном обществе.

Но бесследно визит дяди не прошёл. Шутили за столом крайне мало, и даже гусь, поданный первым блюдом, не вызвал бестактных замечаний от братьев Колодкиных. Зорро был позабыт напрочь.

На приём к фрау Прёппер предсказуемо собрались поехать почти все обитатели особняка. Женщины достали лучшие платья и самые дорогие драгоценности, мужчины надели модные фраки и до блеска начищенные сапоги. Виктория не высказала ни слова против и не стала никого отговаривать, заманивая вечером поэзии. Она прекрасно понимала, что танцы, веселье и встреча с друзьями помогут родственникам снять напряжение минувшего дня гораздо успешнее, чем японские стихи.

— Жалочка, что ты, Викуля, не поедешь, — перед тем, как сесть в кабриолет, где её уже ждал Константин, Вера дежурно поцеловала сестру в щёку, оставив жирный след насыщенно-алой помады. — Особенная жалочка, что ты переманила на свою сторонку Андре. Право словочко, вы как пенсионерики, фу.

Виктория поправила шарфик на декольте Веры, чтобы её платье ядовито-лимонного цвета перестало напоминать наряды куртизанок.

— Помни о приличиях, — напутствовала она с улыбкой.

— Уж не сомневайся. Я знаю, как вести себя, если ко мне будут приставать.

Подмигнув с намёком, Вера сдёрнула шарфик, самоуверенно расправила плечи и поспешила к Константину.

— Именно это я и имела в виду, — покачала головой Вика, глядя на непомерно длинный подол сестриного платья. Чтобы не споткнуться, Вере приходилось высоко задирать его, неприлично обнажая лодыжки.

Кабриолет тронулся вслед за экипажем князей Колодкиных. Бричка Петра и Максима уже ушла далеко вперёд. Раньше двух ночи их не стоит даже ждать. Виктория лишь надеялась, что гостям хватит такта не перебудить весь дом по возвращении.

— Вы уверены, что не желаете к ним присоединиться? — она повернулась к Бриджит и Андрею, стоявшим на крыльце. — В конюшне ещё остались лошади, я велю приготовить их...

— Не беспокойтесь понапрасну, Викки, мы не передумаем, — совершенно искренне ответила Бриджит.

Графиня признательно улыбнулась друзьям:

— О большем я не могла бы мечтать! Провести этот вечер с вами настоящее счастье.

Сейчас, одетая в простенькое светлое платье и освещённая ярко-оранжевыми лучами закатного солнца, она казалась воплощением первозданной красоты, не тронутой пороками мирской суеты. В уложенных наверх волосах, подколотых заколками с цветами, играли блики света, а в глазах плескалась невинность.

"Не хватает лишь белоснежных крыльев за спиной", — подумал Андрей.

Признаться в любви такой девушке не должно быть сложно...

— Идёмте, всё уже готово.

Вернувшись в дом, они прошли в малую гостиную. Виктория велела приготовить именно её, учитывая, что присутствующих будет гораздо меньше, чем ей хотелось бы. Где-то в глубине души она с самого начала это знала. Служанки сдвинули мебель к стенам, освободив тем самым центр комнаты, разожгли несколько поленьев в камине, принесли свечи. Плотно задёрнутые шторы не пропускали света с улицы. На столе дымился самовар, стояли тарелки со свежей выпечкой, сушками и шоколадными конфетами. Атмосфера в гостиной дышала неправдоподобным спокойствием, теплом и уютом.

На почётном месте в кресле возле камина расположился Вольдемар Рудольфович. Специально для него Денисыч выставил рижский чёрный бальзам к чаю. Старый граф любовно погладил этикетку на глиняной бутыли и щедро плеснул ароматную жидкость себе в кружку, совершенно "забыв" прежде налить в неё чаю. Кот Валерьян свернулся калачиком возле его ног и задремал.

Андрей и Бриджит устроились на отдельных диванчиках, между которыми высилась греческая статуя. Виктория села возле стенки с фотографиями. Когда бабушка Соня и Мойша Адамович отправились спать, старший лакей зажёг свечи и бесшумно прикрыл двери в гостиную.

Хозяйка положила себе на колени маленький томик стихов Мацуо Басё и стряхнула с него невидимые пылинки.

— К сожалению, антураж не выдержан, — она обвела рукой комнату, обставленную в чисто русском стиле с небольшой претензией на европейские интерьеры. — Из всего японского в нашем доме лишь праздничная скатерть и эта книжка...

— Ещё винтовка Мосина, — вставил Вольдемар Рудольфович, облизывая губы. — Игорь убил из неё одного японца прежде, чем дезертировал. Только я не помню, куда мы её подевали.



Ольга Смышляева

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться